Творчий відділ Київського оргкомітету спланував святкування Різдва у столиці
11.11.2016
Рада церков та релігійних організацій Бершаді планує святкування 500-річчя Реформації
14.11.2016

Мартин Лютер глазами Лукаса Кранаха

Крупный немецкий художник начала XVI века Лукас Кранах был близким другом семьи Мартина Лютера. Он портретировал его родителей, был посаженым отцом невесты на его свадьбе, крестил их ребенка. Некоторое время владел типографией, где печатались иллюстрированные им реформационные листовки и книги Лютера. И естественно, создал немало портретов самого реформатора.

Октябрьским утром 1517 года в северном немецком городе Виттенберге произошло событие, на которое поначалу почти никто не обратил внимания: молодой и мало кому известный профессор местного университета Мартин Лютер прибил к церковным дверям лист с девяноста пятью тезисами. По традиции, сложившейся еще в средние века, это означало вызов на диспут по какой-либо богословской проблеме. Однако тезисам Лютера было суждено всколыхнуть всю Европу. В них отрицалось право Папы Римского бесконтрольно управлять христианской церковью, гневно осуждалась распространенная в то время торговля индульгенциями.

Portrait Drawing of Martin Luther

Л. Кранах. Портрет М. Лютера в образе монаха. Резцовая гравюра. Около 1520.

Что представляли собой немецкие земли в то время? В начале XVI века Германия переживала экономический подъем, однако он сочетался с политической раздробленностью, феодальной реакцией и острейшими противоречиями между сословиями. Общим было только недовольство церковью. Для Лютера она стала олицетворением неимоверной роскоши, постыдной праздности и греха.

Вызов Лютера принял профессор-богослов Лейпцигского университета Экк. Состязание длилось двадцать дней. Лютер потряс публику огненным темпераментом, глубиной убеждений и смелостью мыслей. Он заявил, что папство — учреждение человеческое и, следовательно, подверженное греху, и что непогрешимо одно лишь Писание. Отсюда был один шаг до признания ненужности церкви как посредника между человеком и Богом. Правда, до этого все-таки дело не дошло, но впоследствии под влиянием идей Лютера церковь в ряде европейских стран была преобразована.

Народ видел в Лютере вождя, из политических и финансовых соображений его поддержало почти все рыцарство Германии и ряд имперских городов. Саксонский курфюрст Фридрих Мудрый стал покровителем и другом реформатора. Когда Папа Лев Х издал буллу об отлучении Лютера от церкви, Фридрих Мудрый отказался обнародовать ее, а сам профессор-бунтовщик торжественно сжег буллу в присутствии студентов и своих многочисленных сторонников.

Реформаторская проповедь Лютера вызвала не только ярость в Риме, но и враждебное отношение со стороны многих государей, преданных католицизму. Император Карл V вызвал Лютера на специально созванный рейхстаг в город Вормс. Лютер знал, чем это грозит, но приехал в Вормс, где заявил, что отречется от убеждений только в том случае, если его опровергнут словами Писания. «На этом я стою и не могу иначе! Да поможет мне Бог!» — воскликнул он.

Выступление на рейхстаге привлекло на сторону Лютера тысячи сторонников. Его сочинения покупались нарасхват. Сам Эразм Роттердамский высказался в его поддержку, а знаменитый гуманист Ульрих фон Гуттен назвал Лютера пророком, а себя — его оруженосцем.

22

Л. Кранах. Портрет М. Лютера. Резцовая гравюра, 1521.

Как выглядел Мартин Лютер во время Вормского рейхстага, мы знаем по прекрасной гравюре Кранаха 1521 года. Лютер показан в профиль, на голове его докторская шапочка. Складки одежды намечены эскизно, все внимание сосредоточено на лице.

Образ Лютера получил многогранную характеристику: перед нами не столько непримиримый трибун, сколько человек непоколебимых убеждений при определенной мягкости характера. Некрасивое, однако необычайно привлекательное лицо одухотворено напряженной работой мысли. Следя за линией резца, очерчивающей профиль, мы видим живое выражение глаз и ощущаем духовное напряжение религиозного, политического деятеля.

Профильный портрет стал самым популярным изображением реформатора и, подобно знаменитому хоралу «Господь — твердыня наша», который позднее называли «Марсельезой Реформации», приобрел статус характернейшего памятника эпохи.

На рейхстаге Карл V изрек опалу Лютеру и повелел сжечь его сочинения. Самого реформатора он не тронул единственно из страха перед его сторонниками, хотя сожжения еретика требовали папа, английский король и Парижский университет. Фридрих Мудрый укрыл Лютера в одном из своих замков, куда он приехал тайно, изменив внешность, под именем юнкера Йорга.

Известны два портрета Лютера в образе юнкера Йорга: один живописный, другой в технике ксилографии, которую Кранах очень любил.

33

Л. Кранах. Портрет М. Лютера в образе юнкера Йорга. Ксилография, 1522.

44

Л. Кранах. Портрет М. Лютера в образе юнкера Йорга. Холст, масло.

Основной художественный эффект этой техники состоит в резком контрасте черного и белого; по сравнению с гравюрой на меди здесь наблюдается отказ от пластической выразительности в пользу линеарной четкости. Реформатор изображен с усами и небольшой бородкой, они переданы мягко круглящимися завитками, как и облака в небе, к которому задумчиво обращены его глаза. Распространяя оттиски с изображением «юнкера Йорга», Кранах тем самым возвестил сторонникам Реформации, что их вождь жив, ибо распространился слух, что его тайно погубили.

Враги уничтожали эти гравюры, сжигали их, на некоторых отпечатках сохранились хулительные надписи в адрес Лютера, но листы из Виттенберга вызывали многочисленные повторения, над которыми работали такие выдающиеся немецкие художники, как Альбрехт Альтдорфер, Ганс Бальдунг Грин, Зебальд Бехам. Ганс Гольбейн, изображая Лютера, также опирался на гравюры Кранаха.

55

Л. Кранах. Портрет М. Лютера. Рисунок, около 1532.

В 1525 году Лютер женился на бывшей монахине Катарине фон Бора, «зажил истым бюргером». Эта метаморфоза нашла отражение в поздних живописных и графических портретах Кранаха. Художник показывает спокойного, дородного человека, для которого все жизненные бури уже позади. Только упрямая складка губ напоминает о былом.

66

Л. Кранах. Портрет М. Лютера. Холст, масло, 1543.

Но мы не должны забывать, что общественное движение, которое начал Мартин Лютер, было порывом к свободе. Закономерно, что по времени оно совпало с наивысшим расцветом немецкого Возрождения, и портреты Лютера, созданные Лукасом Кранахом, не только доносят до нас своеобразный облик одного из духовных вождей эпохи, отражают эволюцию его характера, но остаются своеобразными художественными памятниками времени.

А. Донин

Источник: hopefish.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *