В Запорожье пройдет первый христианский Собор
14.10.2016
Віктор Єленський коментує підписання Указу про відзначення 500-річчя Реформації
14.10.2016

Первая волна Реформации на украинских землях

Период монгольского владычества для земель Украины был не столь длительным, как для земель северо-восточной Руси. Уже в начале XIV в. Литовское княжество и Польша вступили в борьбу за Галицко-Волынские земли, закончившуюся разделом этих территорий между ними к 1349 г. Экспансия Литвы в дальнейшем продвигается дальше на юго-восток. В такой ситуации был неизбежен конфликт с монголо-татарскими ханами, и здесь не последнюю роль играло отношение самих украинских княжеств — Киевского, Чернигово-Северского и Переяславского. Они предпочли войти в состав Литовского княжества, поскольку условия положения в нем были гораздо более выгодными, чем монголо-татарское иго.

В 1357-1358 гг. в состав Великого княжества Литовского вошла Чернигово-Северщина, в 1363 г. — Подолье, 1362-1363 гг. — Киевское и Переяславское княжество. Переход этих земель под власть Литвы сопровождался рядом сражений между литовско-русскими и монголо-татарскими войсками. В наиболее значительном из них, битве у Синих Вод в 1363 г., войско Золотой орды потерпело сокрушительное поражение, и впоследствии монгольские ханы вынуждены были смириться с потерей важных территорий.

До конца XIV в. Великое княжество Литовское оставалось, выражаясь современным языком, своего рода федерацией земель-княжеств, в том числе украинских — Киевского, Чернигово-Северского, Переяславского и Подольского. Каждым княжеством правил удельный князь, правда, в данное время уже не из руськой династии Рюриковичей, а из литовской — Гедеминовичей. Крещенные по православному обряду, женившиеся на руських княжнах, приученные к традициям местного быта, эти правители не воспринимались как чужаки-завоеватели, а наоборот — жили в добром согласии со знатью своих княжеств, которая целиком разделяла сепаратистские настроения своих правителей.

Свидетельством этого является чеканка собственной монеты в Киеве Владимиром Ольгердовичем, который титуловался «Божиею милостию князь Киевский». Не обращал внимания на центральную власть в Вильно и Чернигово-Северский правитель Дмитрий-Корибут Ольгердович, проводя собственную внешнюю политику. В украинских княжествах разворачиваются масштабные фортификационные работы, инициированные правителями.

С приходом к власти литовских князей не произошло никаких изменений и в положении коренных жителей. Ведь остались в силе старые законы Киевской Руси и обычаи, подтвержденные в договорах Великого князя с местными землевладельцами и горожанами. За воинами дружинниками были закреплены их родовые земли, как и раньше, в городах торговый и ремесленный люд жил в соответствии с правом городским руським; стремительно росло богатство и влияние православной церкви, которая обрела ревностных и щедрых покровителей в лице новообращенных язычников-литовцев.

После заключения в 1385г. Кревской династической унии (союза) между Великим княжеством Литовским и Польшей, в Литве усиливается польское влияние и ослабевает руськое (украинское). Этому не смогли противостоять православные украинские князья.

Справедливости ради стоит отметить, что уния 1385 г. была непрочной, и ожидаемого слияния двух государств так и не получилось. Это, ослабив влияние украинского православия и, сдержав наступление польского католицизма, обусловило на некоторое время обстановку религиозной терпимости, которая была использована в период Реформации.

Движение духовной и религиозной реформы, начатое Мартином Лютером в 1517 г. в соседней Германии, вскоре коснулось и украинских земель, находившихся в составе Великого княжества Литовского. В 1535 г. на западно-украинских землях появляются первые общины протестантов, в основном — кальвинистов.

К концу XVI в. реформационное движение в литовском государстве представляло уже значительную силу и заметно подорвало влияние католической и, в некоторой степени, православной церквей. Большим достижением этого движения было законодательное закрепление принципа веротерпимости. Все это во второй половине XVI в. обусловило в Великом княжестве Литовском благоприятную обстановку для протестантов.

В этот период Литовское государство стало пристанищем евангельских доктрин со всего мира: кроме кальвинистов, распространение получили лютеране, унитарии (социниане), моравские братья и др. Среди магнатов, по словам М. Грушевского, «стало хорошим знаком покровительствовать протестантам, и по их примеру шла и шляхта». Западно-украинские и беларуские земли покрылись достаточно густой сетью протестантских общин разных конфессий.

К сожалению, в этот первый период распространения евангельские идеи принимались в основном среди верхних и средних слоев населения, не находя поддержки и понимания среди широких слоев народа. Поэтому, когда изменилась политика государства, протестантизм как внезапно распространился, так и сник в первой половине XVII века, и только твердость нескольких магнатских фамилий, в частности Радзивиллов, которые не захотели отступить от евангелизма, спасла лютеранскую и пресвитерианскую конфессии от полного уничтожения. Для ошибочного, с точки зрения основных христианских доктрин, унитарианства этот период оказался финальным. В 1650 году члены этой конфессии были осуждены на изгнание, и их общины и учебные заведения ликвидированы.

Параллельно с наступлением католицизма отмечается определенное сближение православных и протестантов, которые оказались в схожем положении угнетенных конфессий. Лидер украинского православия К. Острожский и представители украинских протестантских церквей проводят встречи, консультации с целью совместной защиты своих прав. Случалось, что некоторые православные меценаты поручали евангелистам отвечать на атаки католических писателей на православную церковь.

После 1569 года Польша и Литва соединились в единое государство — Речь Посполитую, и доминирование польской культуры и религии на украинских землях становится все более и более ощутимо. Православные и протестанты выступают вместе против наступления католицизма, преимуществ католической иерархии и многочисленных ограничений и репрессий против диссидентов (некатоликов). Все это время поддерживается согласие и перемирие между православными и евангельскими кругами перед лицом общего противника, фактически существует «политическое соглашение».

В 1599 году в Вильно состоялся собор, одной из целей которого было не только политическое, но и религиозное объединение. Увы, (а может быть, к счастью), в этом случае компромисса не получилось. Съезд лишь подтвердил формальный политический союз — «конфедерацию» — и избрал с обеих сторон евангелистов и православных, «генеральных провизоров», для наблюдения за событиями и, при необходимости, мобилизации сил обоих лагерей для совместной акции

В целом, оценивая влияние Реформации на украинские земли, следует отметить, что евангельское движение не проявило тех мероприятий вокруг издания Священного Писания на народном языке, которые были наиболее сильной основой этого движения в других странах. Здесь следует отметить труд Франциска Скорины, который сделал перевод с Чешской Библии еще за несколько лет до начала Реформации на современном ему языке. В качестве последующих переводов можно привести «Пересопницкое Евангелие», созданное по примеру Скорины с помощью чешского текста в 1550-х на Волыни.

Картина была бы неполной, если бы мы не отметили перевод Нового Завета на формирующийся тогда украинский язык в 1581 году. Его сделал унитарий Валентин Ногалевский, и поэтому сам перевод страдает доктринальными «неточностями». Работа эта так и осталась в рукописи и не была напечатана.

Евангельское движение оказало сильное влияние на православное общество. Достаточно сказать, что знаменитые православные братства были организованы под влиянием Реформации и в своей структуре подражали евангельским общинам. Можно не останавливаться на различных литературных заимствованиях православных у протестантов — например, тезис про папу-антихриста, популяризированный для будущих веков православными полемистами конца XVI века, — это уже детали. Можно сказать, что энергия, смелость, интенсивность православного движения проявились в тесной связи с евангельским движением и также угасли на западно-украинских землях не без связи с упадком реформационного лагеря.

Подведем итог словами М. Грушевского: «Украинский корабль плыл под поднятыми парусами с ветром Реформации и спустил паруса, когда ветер стих и не стало ни смелых союзников, ни их вдохновляющих примеров».

Александр Шульга, доктор служения

Источник: gazeta.lol.pl.ua

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *