«Православна Реформація» у Київській митрополії: за і проти
14.10.2016
У Києві пройде презентація книги «Бонгьоффер — праведник проти Третього Рейху»
17.10.2016

Протестантизм в Великом княжестве Литовском

Протестантизм в Великом княжестве Литовском ― одно из трёх крупнейших направлений христианства наряду с православием и католицизмом, существовавшее на землях Великого княжества Литовского в XVI-XVIII веках. В Великом княжестве Литовском протестантизм появился в виде двух течений ― лютеранства и кальвинизма. Способствовал духовной жизни общества, приходу гуманистических идей, распространению светских форм культуры в границах менее жёсткой и менее централизованной протестантской церкви, развитию образования, книгоизданию, расширению международных связей.

Протестантизм в Великом княжестве Литовском прошёл несколько стадий: формирование и подъём реформационного движения, деление на несколько социально-политических и религиозно теологических движений (середина 1550-х ― 1570-е гг.), сужение социальной базы протестантизма, наступление и победа контрреформации (1580-е ―вторая четверть XVII века). С середины XVII века протестантская церковь играла в Великом княжестве Литовском незначительную роль.

Карта протестантского ареала в Речи Посполитой, 1573

Распространение лютеранства в Великом княжестве Литовском

В Великом княжестве Литовском были хорошо известны взгляды Яна Гуса, одного из предвестников Реформации. Ещё в 1413 году двор великого князя литовского Витовта посетил соратник Гуса ― активный противник католической церкви Иероним Пражский, впоследствии сожжённый инквизицией на костре. Подробности его встречи с великим князем неизвестны, но вполне возможно, что теолог не преминул поделиться с ним своими воззрениями [1].

002

В 1422 году по поручению Витовта в Чехию с пятитысячным войском отправился князь Сигизмунд Корибутович, возглавивший гуситов. В 1424 году он занял Прагу, где провозгласил себя королём, однако вскоре был вынужден вернуться в Великое княжество Литовское [2].

Вскоре после начала Реформации идеи Лютера распространились на значительной территории. Из Германии они проникли в Восточную Пруссию и Ливонию, а затем и в Польшу. В 1525 году великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт Гогенцоллерн провёл секуляризацию прусских владений Ордена и провозгласил себя герцогом светского государства Пруссия. В том же году под влиянием Лютера и его соратника Меланхтона Альбрехт объявил Пруссию лютеранским государством [3].

Из Пруссии новое учение стало распространятся на территорию Великого княжества Литовского — в Жемайтию и Аукштайтию. Первые лютеранские общины в Великом княжестве Литовском ― дворовые и городские ― стали появляться в середине XVI века. Центром лютеранства стала столица — город Вильна (совр. Вильнюс). Членами общин были, в основном, немецкие купцы, среди простого народа и шляхты лютеранство популярностью не пользовалось [4].

Польское католическое духовенство оценило опасность новой идеологии. Ещё в 1520 году оно собралось в Петрокове на Собор под председательством архиепископа гнезненского Яна Лаского и запретило лютеранские книги [5], однако их распространение продолжилось: даже в польской столице, Кракове, где при университете открыто продолжали продаваться сочинения Лютера.

В 1523 году король польский и великий князь литовский Сигизмунд I приказал каштеляну краковскому Кшиштофу Шидловецкому, чтобы «никто не вносил в королевство книг Лютера или кого-либо из его последователей… никто под страхом смертной казни и конфискации всего имущества не осмеливался одобрять, а тем более проповедовать и распространять его зловредное и уже осужденное учение» [6].

В Данциге (совр. Гданьск) в 1524 году пять костёлов обратились в протестантские, вскоре за ними последовали и остальные. Сигизмунд I издал указ с повелением восстановить католичество в Данциге, а отпавшим от него выехать из Польши в течение суток под угрозой смертной казни. Но за Данцигом последовали Сандомир и другие города.

В универсале 1534 года сандмирскому каштеляну Петру Кмите-Собенскому король писал: «В королевстве явилось много людей, жадных до новизны, которые не только тайно, но и явно принимают и распространяют осужденные Соборами ереси… посылают своих молодых родственников в Виттенберг, чтобы они, напитавшись с молодости учением Лютера, тем с большим жаром по возвращении в отечество распространяли это учение, а иные по своей воле и по совету друзей нарочно ездят к Лютеру и другим начальникам новых сект, чтобы ближе узнать и усвоить себе их заблуждения» [7].

Первым проповедником лютеранства в Великом княжестве Литовском был, скорее всего, выпускник Краковского университета Рапегалан Станислав Рафалович, приехавший в 1525 году в Вильну [8] [9]. Магистр Юрий с Эйшишек попытался при поддержке трокского воеводы Гаштольда в 1539 году открыть в Вильне лютеранскую школу, но капитул не позволил [10].

003

О первых лютеранских общинах известно немного. Известно, например, что одна из первых парафий была основана в 1542 году в местечке Виленского воеводства Жеймах близ Ковно (совр. Каунас). Некоторые белорусские исследователи полагают, что первое упоминание лютеранской общины относится к Слуцку 1535 года, когда князь Юрий Олелькович выделил немцам землю под кирху [11]. Это утверждение основывается на документе, найденном Семёном Подокшиным в литовских архивах [12]. Автоматически перенёс эти сведения в свою книгу немецкий историк Дитрих [13]. Приняли её как данность средства массовой информации [14]. При этом минский священник, историк религии Алексей Хотеев считает, что Подокшин ошибся: слуцкая кирха строилась в середине XVII века, то есть на столетие позже, а в 1535 году земля была дана православной общине. Протестантские храмы вообще начали строиться лишь с 1550-х гг [15].

Первая брестская протестантская церковь, основанная в 1553 году, имела в собственности типографию, печатавшую как религиозные, так и светские книги. При церкви была открыта начальная школа, где молодые люди учились чтению и письму, а также основам веры [16]. Близ Бреста у села Домачёво обосновались две голландские колонии, образовавшие в 1564 году протестантские общины [17]. Известно, что одну из минских протестантских общин в 1596 году организовал речицкий староста князь Ярош Жижемский, подарив ей дом с земельным участком. Сестра Жижемского, Милослава, была замужем за кальвинистским теологом и писателем Андреем Воланом [18].

Решив принять меры, в июле 1538 года король Сигизмунд I издает эдикт против лютеран и анабаптистов с угрозой ― за распространение религиозных заблуждений конфисковывать имущество и высылать из страны. Но этого оказалось мало, и в 1542 году выходит новый эдикт, наделяющий духовенство в лице виленского епископа судебной властью над еретиками и диссидентами. Протестанты лишались дворянства. Запрещалось нанимать учителями немцев, посылать шляхетских юношей в Германию для образования.

Но законы исполняются плохо. Из-за противодействия княжеских родов королю пришлось в 1543 году указ о заграничном образовании отменить, оставив лишь запрет привозить домой «еретические» сочинения. А они уже вовсю имели хождения. Великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт отказался подчиняться папе, принял протестантство и стал светским герцогом Пруссии. Он издавал в большом количестве переводы литургических и других книг и направлял их в Литву. По его заказу пастор Мартин Монвид перевёл на литовский язык лютеранский канционал. В Королевце (Кенигсберге) был основан лютеранский университет (1544) с общежитием и стипендией для восьми литовцев [19] [20]. Среди преподавателей также были два литовца: Станислав Раполионис и Авраам Кульва, изгнанные из Вильны за пропаганду идей Лютера [21].

Несмотря на строгости, в 1539 году виленский уроженец, ксёндз и доктор философии, Авраам Кульва открывает в Вильне школу для шляхетской молодёжи и активно выступает с лютеранскими проповедями, слушать которые постепенно собирается чуть ли не всё немецкое население города [22] [23] [24] [25]. Виленский епископ Павел Гольшанский обратился к Сигизмунду I с просьбой вмешаться. Король издал эдикт, по которому Кульва должен был явиться на духовный суд, покаяться и понести наказание. Кульва бежал в Пруссию [26].

После отъезда Кульвы проповедником лютеранства в Литве стал Ян Винклер, ксёндз виленского костёла святой Анны. Виленский епископ запретил ему не только служить, но и вообще появляться в виленских костёлах [27]. Тогда Винклер открыл лютеранскую молельню в доме виленского купца Морштина. Образовалась лютеранская община, в основном из немцев [28]. На Немецкой улице была построена кирха, просуществовавшая до 1944 года [29].

Сын Сигизмунда I король и великий князь Литовский Сигизмунд II Август стал покровительствовать протестантам. Воспитывавшийся при дворе матери королевы Боны Сфорца, он подружился с духовником матери Франческо Лисманини, тайным приверженцем Реформации. Будущий король знакомился с сочинениями деятелей Реформации, даже отправлял Лисманини в Швейцарию покупать книги [30].

004

Несомненно, беседовал король и с придворными проповедниками Иваном Козьминским и Лаврентием (Дискордием) из Прошович, которых взял с собой в Литву в 1544 [31]. Он писал в 1547 году краковскому бискупу: «Ещё слишком свежи в этом нашем Великом княжестве веяния старой веры. Потому что здесь, по-над Вильней, тёмный необразованный народ отдаёт почесть божескую (не говоря уже о других суевериях) лесам, дубам, липам, ручьям, валунам, ужам, и приносит им жертвы, как общие. Так и личные» [32].

Сигизмунд II Август переписывался с Кальвином. Он и Лютер посвятили королю свои сочинения: Кальвин ― толкование на послание Павла к евреям, Лютер ― свой перевод Библии. Папа Римский обвинял короля в попустительстве протестантскому движению [33]. Стал охладевать к протестантам Сигизмунд II Август только к концу своего правления. При иезуитах в 1564 и 1565 годах появляются его универсалы против реформаторов.

Лютеранская церковь стала зваться в Великом княжестве Литовском и Польше Ecclesia Augustana (Аугсбургская церковь); иногда её называли Саксонской. В 1559 году Сигизмунд II Август определил Аугсбургскую церковь под власть рижского архиепископа [34]. Управлялась Аугсбургская церковь консисторским советом во главе с суперинтендентом, располагавшимся в Вильне. Вторым центром лютеранства после Вильны стал Ковно, принявший в 1550 году Аугсбургское исповедание [35]. В 1570 году к лютеранам Великого княжества Литовского и Польши присоединились и гуситы (чешские братья) [36] [37].

Во второй половине XVI века к евангелическим приходам относилась почти половина верующих, но лютеране оставались в меньшинстве, а к середине XVII века лютеране уже были и притесняемым меньшинством со стороны католической церкви. К тому времени осталось 10 лютеранских храмов против 150 кальвинистских. А польский исследователь Генрих Мерчинг считал, что во второй половине XVI века в Великом княжестве Литовском их осталось 5 [38]. Практически все общины действовали независимо друг от друга, хотя лютеранская община Вильны и считалась верховной. В 1629 году в литовском городке Кедайняй поселились 80 немецких лютеранских семей, мирно существовавших с кальвинистами [39].

Кальвинизм в Великом княжестве Литовском

Парижский богослов Жан Кальвин переписывался со многими власть предержащими в Европе, в том числе с князем Николаем Радзивиллом Чёрным и краковским воеводой Яном Тарновским [40]. Николай Радзивилл Чёрный и стал в Великом княжестве Литовском защитником и поборником кальвинизма. Прежде всего он открыл кальвинистскую молельню в своем доме на Лукишках под Вильной. В 1561 году на виленской Бернардинской площади он поставил каменный храм, открыл молельни в своих усадьбах ― в Клецке, Несвиже, Орше, Девялтове, Ивье, Шилянах, Кейданах, Биржанах, Бресте [41].

005

Радзивилл назначил кальвинистских пасторов: Мартина Чеховица и Вендрыховского ― в Вильну, Симона Будного ― в Клецк, Лаврентия Кжишковского ― в Несвиж, Симона Зациуса ― в Брест и др [42].

Кальвинизм в Великом княжестве Литовском имел иную социально-классовую основу, нежели в государствах Западной Европы. Его опорой были не народ, не мещане, а литовская знать и часть средней шляхты. Впрочем, кальвинизм поддержала и часть горожан, недовольных установлением католических и православных «юридик», церковными податями [43]. Польский историк Януш Тазбир отмечал, что кальвинизм в Польше и Великом княжестве Литовском сильно отличался от западноевропейского [44].

Крупная шляхта Великого княжества Литовского, тяготясь диктатом церкви, приняла кальвинизм крайне положительно. В кальвинизме главой был не король (князь) как у лютеран, и не духовный сановник как у католиков, а владелец поместья, где находилась протестантская община. К 1560 году кальвинизм приняли большинство магнатов Великого княжества Литовского: Сапеги, Кишки, Ходкевичи, Тышкевичи, Соломерицкие, Дорогостайские и др. По мнению историка церкви А. В. Карташёва, такая склонность православных фамилий к кальвинизму объясняется инстинктом сопротивления католичеству, как орудию полонизации и латинизации ― «опротестантимся, чтобы не облатиниться и не ополячиться» [45].

В 1557 году в Вильне под председательством Николая Радзивила Чёрного прошёл первый учредительный Синод представителей протестантов Великого княжества Литовского ― сеньоров и министров зборов (под збором понимается протестантский храм и протестантская община). Он избрал руководящие органы протестантской (евангельской) церкви. Деятельностью общин руководил суперинтенденТ. Им стал один из переводчиков Брестской Библии Симон Зациус. Он созывал синоды и вёл текущие дела. Непосредственную работу среди населения вели проповедники. Из светских лиц избирались сеньоры, контролировавшие жизнь церковных общин [46] [47].

Второй съезд состоялся в 1558 году в Бресте. Церковь была поделена на Виленский и Полесский дискриты, охватывала территорию нынешних Беларуси, Литвы и части Украины. В конце XVI века сложилась довольно стройная территориальная структура кальвинистской церкви в Великом княжестве Литовском ― образовалось 6 дискритов: Виленский, Новогрудский, Подляшский, Русский, Завилейский и Жмудский [48].

В мандате Сигизмунда II Августа на основание кальвинистского храма в Витебске говорится: «Прыслалі до нас бояре, шляхта, бурмістры, райцы і мешчане тамошніе вітэбскіе, бьючы чолом, абыхмо у тамошнем месте Вітэбском дозволілі ім ку науцэ детем і для хожэнія іх ку слуханю слова Божего дом збудоваті і казнодею ховаті» [49].

Во второй половине XVI — начале XVII века возникли кальвинистские общины в Витебске, Минске, Полоцке, Орше, Заславле, Ивье, Любче, Ляховичах, Новогрудке, Сморгони и др. При общинах строились костёлы, школы, типографии, госпитали. Известны школы в Сематичах, Шидлове, Биржах, Витебске, Головчине, Городее, Глубоком, Жупанах, Заславле, Ивенце, Ивье, Копыле, Койданове, Любче, Минске, Новогрудке, Орше, Слуцке, Сморгони и др.

Комментированный список городов и местечек, где когда-то существовали кальвинистские общины, даёт немецкий историк Ганс-Кристиан Дитрих, ссылаясь на польского историка Ю. Лукашевича и современных литовских исследователей [50]. На территории нынешней Белоруссии Дитрих насчитал около 90 кальвинистских общин. Другие исследователи считают, что в Великом княжестве Литовском в конце XVI века их было не менее 200 [51].

А. П. Грицкевич, соглашаясь с Л. Ярминским, полагает, что во второй половине XVI века в Великом княжестве Литовском было 158 кальвинистских общин-зборов, из них в Виленском воеводстве ― 39, в Трокском ― 30, на Жмуди ― 29, в Новогрудском воеводстве ― 27, в Минском воеводстве ― 11, Берестейском ― 8, Витебском ― 7, Полоцком ― 5, Мстиславском ― 2. На начало XVII века их было около 200 [52].

Память о кальвинистских общинах сохранилась в виде их храмов. Хозяин Заславля Николай Глебович построил, например, на территории замка кальвинистский збор (Спасо-Преображенская церковь), библиоте007ка которого насчитывала около 400 книг. Здесь имелись школа, типография, где Симон Будный в 1547 году выпустил свою Библию. Кальвинистский збор в деревне Кухтичи на Минщине возведён в 1560-1570-е гг. Позже преобразован в костёл, при советской власти стал котельной. Теперь он включён в каталог «Памятников мира» наравне с Великой Китайской стеной и другими архитектурными памятниками, которым грозит разрушение. Сохранились в той или иной степени зборы в Сморгони, в некогда радзивилловском Койданове [53].

В школах преобладало религиозное воспитание, но достаточно большое внимание уделялось и другому: кроме богословия, изучались история, математика, риторика, античная поэзия, церковное пение. Особенно выделялась виленская школа, открытая в середине XVI века, которую даже хотели преобразовать в университет. Здесь с 1558 по 1560 год преподавал Симон Будный. В арианских школах при общинах в Ивье, Клецке, Любче, Лоске и Несвиже было трех- и пятиклассное обучение. Здесь, кроме богословия, изучали греческий, латинский, польский языки, риторику, арифметику и др. Славилась школа в Ивье, где в 1585-1593 гг. ректором был Ян Лициний Намысловский. Известны была своим уровнем образованием и кальвинистская школа в Слуцке, выпускники которой нередко становились кальвинистскими священниками [54].

На Подолье известностью пользовалась академия в Панивцах, основанная Яном Потоцким одновременно с основанием здесь кальвинистского збора и типографии. В одной из таких школ, открытой братьями Гойскими в Гоще на Волыни Лжедмитрий I изучал латынь [55] [56].

В Новогрудском воеводстве проживало более 600 шляхетских фамилий; в православии остались только 16, остальные стали кальвинистами [57]. К 1563 году в Великом княжестве Литовском было 195 православных храмов и около 50 монастырей. Католиков же к 1563 году оставалось всего около тысячи, в Жмудской епархии, например, из 700 костёлов работало всего 6. В кальвинизм перешли даже два иерарха католической церкви ― епископ жемайтийский Ян Пяткевич и епископ киевского диоцеза Николай Пац [58].

Кальвинизм становился доминирующей религией в княжестве. В 1565 году кальвинисты королевским Виленским привилеем уравнены в правах с католиками и православными. На Брестском соборе 1596 г. католики, укоряя православных за союз с кальвинистами, говорили: «Вы имеете в них (протестантах) больших приятелей, которые у вас в новогродском воеводстве опустошили 650 церквей» [59].

Распространению кальвинизма в украинских землях способствовали магнаты и крупная шляхта, помогая общинам материально. Кальвинизм туда пришёл в 1540-х гг., и связан с такими культурными деятелями, как Фома Фальковский, Павел Зенович, Николай Житень, Александр Витрелин [60].

Сын православного священника с Галичины Андрей Добрянский, профессор философии, перешёл в кальвинизм и, преследуемый католиками, уехал в Вильну, где занял должность кальвинистского суперинтендента, позже переехал в Слуцк ректором школы. Первая кальвинистская община на территории Украины появилась в 1536 году в городе Владимир-Волынском.

Распространялся кальвинизм успешно ― от Волыни и Галиции до Подолья и Киевщины, однако общины, школы и типографии были сосредоточены в основном на Западной Украине. В 1560-х гг. в Украине насчитывалось около 300 реформатских общин. К протестантству обращались знатные фамилии ― Ходкевичи, Глебовичи, Гуевичи, князья Пронские, Вишневецкие, Сапеги-Горностаи, Немеричи, Замойские, Потоцкие и др. Но, как считал известный украинский учёный М. С. Грушевский, протестантские общины держались недолго, после смерти своего покровителя или перехода его в католическую церковь они прекращали деятельность.

Развитие кальвинизма на украинских землях можно условно разделить на три периода: время зарождения конфессии в 1540-1550 гг., второй период — 1560-1580 гг., наиболее успешные годы; конец XVI — начало XVIІ века ― постепенное угасание общин. В 1550-1560 гг. их существование почти прекращается [61].

Трудно сказать, как предполагал Николай Радзивилл Чёрный далее развивать идеи кальвинизма в Великом княжестве Литовском. Но, опасаясь польского влияния с одной стороны и православного восточного ― с другой, он прилагал все усилия к распространению третьей религии, способной объединить шляхту Великого княжества Литовского [62]. Ведь он даже добился отмены Городельского акта, по которому преимущества и право на государственную службу в Великом княжестве Литовском оставались только за католиками [63]. Николай Радзивилл Чёрный умер на 50-м году жизни. С его смертью прервался «золотой век» литовского кальвинизма.

009В 1563 году на сейме в Вильне королевским декретом были отменены введённые Городельской унией ограничения для православных магнатов занимать высшие административные и судебные должности в Великом княжестве Литовском ― собственно, как и протестантам. Но православная шляхта и духовенство относились к новым религиозным католическим течениям инертно, лишь Артемий выступил с критикой протестантизма. Только с середины XVI века появились антипротестантские полемические сочинения. В целом, однако, протестантизм не оказал влияние на православных Великого княжества Литовского [64].

Канцлер Великого княжества Литовского, крупный политический деятель Лев Сапега в детстве был православным, позже принял идеи Реформации, а в конце жизни сделался католиком. Он стал одним из организаторов Брестской церковной унии 1596 года, объединившей на землях Великого княжества Литовского православную и католическую церкви при главенстве папского престола [65] [66].

В 1569 году в Великом княжестве Литовском утверждаются иезуиты, основываются католические коллегиумы, в 1570 году в протестантских сёлах иезуиты открывают свои народные школы. Таким образом закладывается основа нынешней католической общины этнических белорусов, литовцев и украинцев [67].

В 1570 году между протестантами Польши и Великого княжества Литовского ― лютеранами, кальвинистами и чешскими братьями ― в Сандомире заключён договор. Антитринитарии в этом соглашении не участвовали. Инициатором договора был Ян Лаский, предложивший создать единую национальную церковь Речи Посполитой. Встрече в Сандомире предшествовал лютеранско-кальвинистский синод в Вильне (март 1570) да и в Польше уже, начиная с 1555 года, проводились совместные синоды для обсуждения различных организационных вопросов [68] [69].

Собравшиеся в Сандомире достигли согласия в теологическом вопросе относительно евхаристии, было позволено верующим посещать богослужения во всех трёх протестантских конфессиях и даже принимать в них участие. После этого синода протестантские магнаты Речи Посполитой добились на Варшавской конфедерации 1573 года свободы выбора религии, ― это требование было исполнено Генрихом Валуа при избрании его королём польским [70]. Позже в Статут Литовский 1588 года была внесена соответствующая статья. Но статья не затрагивала зависимое крестьянство ― оно по умолчанию должно было придерживаться веры своего хозяина.

До середины XVIІ века отношения между кальвинистами и православными были самые добрые. Примером этого явился акт Варшавской конфедерации 1573 г., которым было гарантировано на территории Речи Посполитой равенство христианских конфессий и запрещено употреблять оружие для решения межконфессиональных конфликтов. Однако этот тактический протестантско-православный союз длился недолго, слишком очевидным стало богословское, культурное и социальное расхождение [71] [72].

Развитие товарно-денежных отношений активизировало деятельность евреев в Великом княжестве Литовском, что католической церкви не нравилось. Автор книги «О нравах татар, литовцев и москвитян» Михалон Литвин негодует: «В эту землю стекся изо всех других земель самый скверный народ иудейский, уже распространившийся по всем городам Подолии, Волыни и других плодородных областей; коварный, ловкий, лживый, подделывающий у нас товары, деньги, расписки, печати, на всех рынках лишающий христиан пропитания, не знающий иных способов, кроме обмана и клеветы; как доносит Священное Писание, это злейший народ из рода халдеев, развратный, греховный, неверный, подлый, порочный» [73].

Однако протестанты относились к евреям вполне толерантно. Учёный раввин, житель Великого княжества Литовского, Исаак бен Абрахам из Трок в трактате «Утверждение веры» отмечает жестокое отношение к евреям в странах Западной Европы, между тем как в Великом княжестве Литовском евреям выдаются охранные грамоты, чтобы «они могли жить спокойно и радостно, а тех, кто их преследует, наказывают… короли и князья этих земель (да приумножит Бог их благоденствие) ― друзья милосердия и справедливости, в силу этого они не чинят никакого беззакония или притеснения живущим в их землях евреям, а потому Бог даровал им внутренний мир и покой, так что даже сторонники различных вер не враждуют друг с другом» [74] [75].

В Вильне, несмотря на притеснения протестантов, ещё даже устраиваются религиозные диспуты. Так, в 1595 году известный деятель Реформации, впоследствии патриарх Александрийский и Константинопольский Кирилл Лукарис публично дискутирует с иезуитами и францисканцами, инициирует издание книги Мелетия Пигаса «Диалог о восточной вере» (1596) [76].

В начале XVII века началось преследование кальвинистов, участились погромы их храмов, в 1632 году запрещено строить новые протестантские церкви, а в 1668 году запрещено переходить из католичества в протестантизм. Началась передача протестантских храмов католикам. К середине XVII века действует всего 140 реформатских церквей, а на Синоде 1748 года насчитано только 48 действующих приходов, в которых служили 40 пасторов [77].

В XVII веке большинство кальвинистов перешли в католичество, число кальвинистских общин сильно уменьшилось, некоторые, впрочем, существовали до XX века. Российской императрицей Екатериной II указом 1767 года было определено, что диссидентская православная и протестантская шляхта уравнивается в правах с католической, кроме выборов короля Речи Посполитой, ― им мог стать только католик [78].

Антитринитарии в Великом княжестве Литовском

Антитринитарии (отрицающие Троицу) не признавали большинство церковных обрядов и догматов, схоластическую философию и теологию, критиковали бессмертие души, загробный мир и др., библейские чудеса. Признавали только единого Бога.

Учение возникло в начале IV века, его проповедовал Арий, осуждённый I Вселенским собором в 325 году. Возобновили учение братья Фауст и Лелио Социны. В отличие от Лютера они считали, что Священное Писание как единственный источник вероучения приемлемо лишь в том случае, когда оно не противоречит разуму [79]. От их имени последователей стали называть социнианами. Братья приехали в Польшу, где учение получило название антитринитаризм. Их ученики — итальянцы Джорджио Бландрата и Франциск Станкар, подляшский уроженец Пётр из Гонёндза — принесли учение в Литву [80] [81] [82]

Станкара, который был автором известной еврейской грамматики «Ebr. grammaticae institutio» (Базель, 1547), пригласил Сигизмунд II Август преподавать еврейский язык в Краковском университете. Но в итоге Станкар оказался в тюрьме, а Петра из Гонёндза по настоянию Николая Радзивилла Чёрного вызвали в 1558 году на виленский кальвинистский собор дать отчёт в своей деятельности, поскольку новое учение литовским магнатам не очень-то нравилось [83] [84]. Брестский пастор Симон Зациус из Прошовиц выпустил в 1559 году «Исповедание веры збору виленского» с изложением основ кальвинизма и обличением антитринитариев.

В 1570-х гг. от польских кальвинистов отделилась группа так называемых «польских братьев», отрицавших догмат о Троице и Божественность Христа, ― то есть они возрождали ересь арианства, поэтому их называли польскими арианами [85] [86]. Близкими по духу польским братьям стали в Великом княжестве Литовском так называемые литовские братья.

Религиозный скептицизм привёл некоторых (Каспар Бекеш, Стефан Лован, Юзеф Доманевский, Ян Лициний Намысловский) ко взглядам, которые их современники характеризовали как атеистические. Одна часть мыслителей Великого княжества Литовского (Симон Будный, перешедший к социанам, Василь Тяпинский) оправдывала основные принципы общества, но требовала ограничения прав шляхетства, другая (Якуб из Калиновки, Павел из Визны, Мартин Чеховиц) требовала полной ликвидации частной собственности, равенства сословий и др.

В Великом княжестве Литовском антитринитарии нашли поддержку в 1558 году у крупного магната старосты жмудского Яна Кишки. Ян Кишка основывал арианские общины, открывал арианские школы, устраивал типографии (Лозка близ Ошмян, Любча близ Новогрудка, Заславль) [87]. Наиболее активную деятельность ариане развернули в Новогрудском и Брестском воеводствах, хотя их общин вряд ли было более десятка.

Близкие к социнианству проповеди бежавшего в 1554 году из Москвы в Витебск Феодосия Косого не нашли ощутимого отклика у православных горожан, хотя небольшая община сложилась. Феодосий Косой утверждал: «Бог един, Церковь ― сообщество верующих, Храмы и Иконы это идолы и кумирницы, Таинств нет, необходимо сокрушить Крест» [88].

Соратник Косого поп Фома, пресвитер социнианской общины Полоцка, был утоплен в Двине по повелению Ивана Грозного [89]. Косой же с товарищами бежали на Волынь, где, по свидетельству князя Андрея Курбского, они заразили еретическим учением «мало не всю Волынь» [90].

Проникся социнианскими идеями боярин Иван Кучка, открывший в Полоцке социнианский коллегиум и анабаптистскую типографию. Их разрушили в 1563 году московские войска.

В Великом княжестве Литовском объявился и старец Артемий, поселившийся при дворе слуцкого князя Юрия Олельковича, ― он яростно выступал против лютеранства и вообще католичества, спорил с Симоном Будным. Известны его 9 посланий, написанных западнорусским полууставом [91]. Захария Копыстенский писал об Артемии: «Преподобный инок, споспешествующу ему Господу, в Литве от ереси арианской и лютеранской многих отвернул, а чрез него Бог исправил же ся весь народ русский в Литве от ереси тыи не перевернул» [92].

На украинских землях центром деятельности социниан Киевщины стал Черняхов, активно работала община в Водирадах, Иваничах близ Луцка. Там также были свои покровители, из них заметное место занимает Юрий Чаплич, основавший в местечке Киселин большую общину [93]. Во владениях князя Константина Острожского также имелись социнианские общины [94] [95] [96].

Протестантская издательская деятельность в Великом княжестве Литовском

Во второй половине XVI — первой половине XVII века произошла реформа типографий. В Бресте на протяжении 1550-1580-х гг. действовали печатники и издатели, последовательно сменявщие один другого ― С. Мурмелиус, К. Базилик, в Несвиже ― М. Кавечинский и Л. Кжишковский, Д. Ланчицкий, в Лоске ― Я. Карцан, Ф. Балямовский, в Тяпине ― Василь Тяпинский, в Любче ― Пётр Бластус Кмита. В конце XVI века выросло значение протестантских типографий в Вильне ― типографии Ланчицкого, Я. Маркевича и других, обеспечивавших книгами реформаторские общины. Большинство издателей были выходцами из Польши, осевшими в Великом княжестве Литовском [97] [98].

Секуляризация книгоиздания, которая подрывала духовную монополию Католической церкви, отразилась в жанрах изданий. В соответствии с идейными постулатами протестантизма наиболее востребованными были переводы Библии и её отдельных частей. В этом плане издатели шли по пути европейского реформаторского книгоиздания.

Особенно были важными издания Брестской Библии (1563), переведённой кальвинистами Великого княжества Литовского и Польши (до её выхода основным библейским текстом для протестантов был Новый Завет на польском языке, изданный в Кенигсберге), Несвижской Библии (1572), Нового Завета (1574) с религиозно-философскими комментариями Симона Будного [99].

Разнообразием отличалась литература, которую можно отнести к светской или близкой к ней, она примерно составляла 24% от общего числа книг. Помимо нового типа беллетристики (история, политическая публицистика, сатира, панегирики) в протестантских типографиях впервые в Великом княжестве Литовском были изданы сборники правовых актов, справочники по судопроизводству и естественным наукам, переводы новых и древних авторов, произведения выдающихся деятелей европейского Возрождения.

Значительную группу составили полемические произведения, направленные против Католической церкви или иллюстрировавшие внутренние противоречия самого реформаторского движения (Пётр из Гонёндза, С. Будный и др.). Эти издания нередко выходили за границы церковно-религиозной полемики, затрагивая важные общественно-политические и социально-экономические проблемы.

Впервые в Великом княжестве Литовском стали обсуждаться проекты перестройки общества, ликвидации сословно-классовых привилегий и др. Религиозно-богословские и литургические издания для потребы кальвинистских общин составили около 15%. Многие издания отличались высокой культурой оформления [100] [101].

Самая крупная протестантская типография ― Любченская ― начала работать с 1612 года под началом Петра Бластуса Кмиты, перевезшего в Любчу из Вильны шрифты, орнамент и др. С середины 1630-х гг. типография перешла к его сыну Яну Бластусу, с середины 1640-х — к Яну Ланге. Типография выпустила более 100 книг на латинском и польском языках, большей частью светского характера: произведения античных и протестантских писателей, школьные учебники, научные справочники. В 1640-1650-е годы издавались в основном панегирики, литургические произведения для протестантских общин. Впервые в Великом княжестве Литовском при печати использовалась гравюра на меди [102].

012

В несвижской типографии первыми изданными книгами стали «Катехизис» и «Про оправдание грешного человека перед Богом» на западнорусском языке, все остальные книги были на латинском и польском. Подканцлер Великого княжества Литовского Астафей Волович выпустил на западнорусском языке часть Евангелия. Но это были единичные случаи, превалировали латынь и польский. Андрей Волан, например, написал более 30 сочинений на латыни.

Шляхте Великого княжества Литовского понятней был польский язык, недаром Симон Будный издал на нём для кальвинистских общин Библию и Новый Завет со своими религиозно-философскими комментариями [103]. Как писал Г. Мерчинг, комментарии Будного «стали первой попыткой в мировой литературе всесторонней критики Нового завета».

Польский перевод Несвижской Библии предназначался Будным для «польских братьев». Будный считал, что Брестская Библия переведена не с оригинала, а с латинского и французского языков, что кальвинисты всё напутали, и настоящей Библией следует считать Несвижскую [104] [105].

Вместе с Будным начинал издательскую деятельность в несвижской типографии Василь Тяпинский, продолживший работу в своём имении, переведший Евангелие на западнорусский язык [106]. Даниэль Ланчицкий выпустил 11 книг на латинском и польском языках ― протестантскую полемическую публицистику. Выходили в Несвиже протестантские певческие книги на польском языке ― «Канционал» с 54 псалмами и 110 песнями, песенник с текстами Яна Кохановского и Мартина Чеховица.

Несвижская типография стала первой в Великом княжестве Литовском, где использовались шрифты с кириллицей. [107]. В Несвиже вышла первая газета Великого княжества Литовского — «Навіны грозные а жалостлівые…».

На украинских землях в XVI веке появляется несколько Евангелий, язык которых очень близок к народной речи. Наиболее известное из них ― Пересопницкое Евангелие, написанное в 1561 году местным игуменом Григорием совместно с сыном сеницкого протопопа Михаилом Василевичем на западноукраинском диалекте древнерусского языка по заказу жены волынского воеводы Анастасии Заславской [108].

Ян Кишка пригласил в лоскую типографию сначала С. Будного и Д. Ланчицкого, затем там работали Я. Карцан, Ф. Балямовский. Карцан выпустил 7 книг ― 5 на польском и 2 на латинском. Выходили труды Петра из Ганёндза, польского публициста и общественного деятеля А. Фрича-Моджевского.

Издатели обращались и к античным философам. Так, в 1576 году в Лоске при Я. Карцане вышел в переводе на польский язык прокомментированный библиотекарем короля Сигизмунда II Августа Станиславом Кошуцким труд Цицерона «Об обязательствах» (переиздан в Вильно в 1583, 1593, 1606). Издание 1606 года дополнилось переведёнными польским просветителем Беняшем Будным философскими трактатами Цицерона «О старости» и «О дружбе».

С 1580 года Я. Карцан владел типографией в Вильно, где выпустил более 100 книг на латинском, польском и греческом языках: произведения Иосифа Флавия, Гелиодора, Эразма Роттердамского, «Московию» А. Поссевино, полемическую литературу А. Волана, Григория из Жерновца, С. Судровского и др., учебные и медицинские пособия, панегирики, календари [109].

В 1599 году в виленской типографии Карцана вышла книга Беняша Будного «Краткие и витиеватые повести, или Апофегматы» ― размышления и философские сентенции античных писателей, взятые из произведений Плутарха, Диогена Лаэртского и др. Эта книга сразу стала популярной, её даже в России переиздавали три раза [110]. Произведения античных писателей либо фрагменты из них изучались в кальвинистских, арианских школах, католических коллегиумах Великого княжества Литовского. Апофегматами назывались короткие назидательные речи античных философов [111].

Большинство типографий зависело от крупных землевладельцев ― покровителей кальвинистских общин, и эта зависимость в значительной степени обозначала внешние формы, язык и идеологическое направление изданий. Это видно на примере брестской типографии, работавшей в 1550-1570-х годах под покровительством Николая Радзивилла Чёрного. Он приглашал в Брест Б. Воеводку, С. Мурмелиуса, К. Базилика.

Первые издания типографии, выпущенные Воеводком, отвечали потребностям протестантизма (Большой и Малый Катехизисы, переводные теологические сочинения Кшиштофа Имлера, Урбана Региуса). Из изданий Мурмелиуса известны «Два послания» (1559) ― ответ папскому нунцию Дипамано, где критиковалась церковная политика римской курии, бесцеремонно вмешивавшейся в дела других стран; «История про папу Иоанна VIII, который был женщиной» (1560), собрание правовых сочинений Б. Граицкого ― «Статьи права магдебургского», «Судебный процесс» (1560) и др.

Многие книги выходили без названия издателя: антикатолическая поэма «Протей, или Перевертень» (1564), в которой высмеиваются некоторые обычаи и традиции польской шляхты; «Разговор поляка с литвином» (ок. 1564), где подняты важные проблемы государственного общественного строя Польши и Великого княжества Литовского накануне Люблинской унии.

При К. Базилике вышли книги самого Базилика, Яна Лаского-младшего, Фомы Фальковского, перевод книги М. Барлетиуса о герое антитурецкой войны Г. Скандерберге (1569), «История жестоких гонений церкви Божией» (1567). В 1570 году вышло анонимное произведение, построенное на фольклорных мотивах ― «Процесс чертей против человеческого рода» [112] [113]. Здесь же выходили первые кальвинистские нотные книги ― «Канционал» (1558), «Песни хвалы Божией» Яна Зарембы в музыкальной обработке Вацлава из Шамотул и Киприана Базилика [114].

Брестская типография выпустила более 40 книг на латинском и польском языках. Сыновья Николая Радзивила Чёрного, перешедшие после смерти отца опять в католичество, эти книги уничтожали, и особенно экземпляры кальвинистской Библии. Например, Николай Христофор Радзивил Сиротка, закрывший брестскую типографию, купил на 5 тысяч золотых кальвинистских книг и сжёг их посреди виленского рынка [115].

Кризис реформационного движения в конце XVI — первой половине XVII века привёл к сворачиванию протестантских книг. В середине XVII века в Великом княжестве Литовском работала лишь одна типография в Любче, но и ту в 1655 году разрушили украинские казаки [116]. В конце XVI — начале XVII века основным центром латино-польской печати Великого княжества Литовского стала типография Виленской академии. Она подчинялась иезуитам, поэтому в её теологических, религиозно-полемических изданиях отчётливо проявлялись контрреформистские тенденции [117]

Контрреформация и закат протестантизма в Великом княжестве Литовском

С возникновением и деятельностью протестантских общин католическая церковь теряла своё влияние, что не могло её не озаботить. На Тридентском соборе католические иерархи подтвердили, что источником истинной веры являются Библия, постановления Вселенских соборов и послания римских пап, семь основных церковных обрядов не подлежат обсуждению, язык богослужения ― латинский. Для еретиков-протестантов в Западной Европе стал активно действовать церковный суд, составлен список запрещённых католической церковью книг [118].

В Великом княжестве Литовском движущей силой контрреформации стали иезуиты. 13 представителей ордена иезуитов приехали в Княжество в 1569 году по приглашению виленского епископа Валериана Протасевича. Спустя год их уже было около 300.

Уроженец Минского воеводства, Валериан Протасевич с 1544 года был писарем Великого княжества Литовского и секретарём короля Сигизмунда II Августа, с 1556 года епископом виленским. Возглавлял комиссию Литовского Статута, принимал деятельное участие в подготовке Люблинской унии 1569 года. Был сторонником объединения Великого княжества Литовского с Польшей на основе федерации. Являлся одним из богатейших магнатов Великого княжества Литовского.

В 1570 году В. Протасевич купил в Вильно большой каменный дом и открыл в нём иезуитский коллегиум, где преподавали приехавшие иезуиты во главе с вице-провинциалом Ф. Суньером. В. Протасевич также купил иезуитам три жилых дома в Вильно, отдал им костёл Иоанна Крестителя. На открытии коллегиума он выступил с обращением к шляхте присылать сыновей в обучение [119].

019

Протасевичу удалось убедить Радзивиллов, влияние которых в Великом княжестве Литовском было велико, перейти в католичество, а Юрия Радзивилла, сына покойного к тому времени главы протестантизма Николая Радзивилла Чёрного, взял заместителем-коадъютером.

В 1577 году Протасевич пресёк попытку протестантов открыть в Вильне школу, по его просьбе король Стефан Баторий уравнял виленский коллегиум в правах с Краковским университетом, коллегиум тоже стал университетом, мог присваивать учёные степени. При новом университете были открыты конвикт для бедных студентов и общежитие [120]. Кальвинист А. Волан выпустил в Лоске полемический трактат, направленный против Валериана Протасевича. Тот, как бискуп, объявил трактат крамольным и запретил его. Есть ряд католических панегирических произведений в честь Протасевича [121] [122].

Стефан Баторий запретил строительство протестантских и православных храмов сначала в Вильне, а затем и по всему Великому княжеству Литовскому. После Брестской унии 1569 года многие протестантские и православные церкви власти передали униатам и католическим орденам, которые стали их перестраивать.

В католичестве укреплялась церковная дисциплина, приходским ксендзам рекомендовалось организовывать начальные школы с духовными библиотеками, создавать католические братства, вовлекая в них местное население. Иезуитские костёлы активно занимались благотворительностью, при костёлах открывались госпитали. Большое внимание уделялось иезуитским коллегиумам, куда принимали юношей разных вероисповеданий [123].

На территории Украины первый коллегиум открылся в Ярославе на Перемышленщине в 1574 году, ректором там был одно время известный иезуитский теолог Бенедикт Гербест, а учился в коллегиуме Богдан Хмельницкий [124]. Широко известной стала Замойская академия. Открылись коллегиумы в Орше (1617), затем в Несвиже, Витебске, Гродно, Пинске, Могилёве, Новогрудке, Слуцке, Полоцке, Остроге, Луцке, Каменец-Подольске [125] [126] [127] [128].

Началось преследование протестантов, особенно антитринитариев, усилившееся после Люблинской унии 1569 года соглашением о государственно-политическом союзе Великого княжества с Польшей, в результате которого образовалось федеративное государство Речь Посполитая. К 1647 году были закрыты все арианские школы и типографии, а в 1658 году антитринитарии вообще были изгнаны из Речи Посполитой. Остались лишь единичные кальвинистские общины.

Идеологом контрреформации в Великом княжестве Литовском явился один из инициаторов Брестской церковной унии 1596 года поляк Пётр Скарга, первый ректор Виленской иезуитской академии, позже придворный проповедник короля Сигизмунда III Вазы. Незаурядный полемист, он требовал подчинения светской власти церковной, за шляхтой признавал только право на «военное ремесло».

Его трактат на польском языке «О единстве Божьей церкви под одним пастырем и о греческом от этого единства отступлении с предостережением и напоминанием русским народам, стоящим при греках», изданный в 1577 году в Вильне, воспевающий униатство, вызвал яростную полемику. Скарга, в частности, утверждал, что королевская власть в землях Великого княжества Литовского ниспослана Богом, население должно объединиться вокруг Римского Папы и короля.

В итоге протестантизм в Великом княжестве Литовском оказался в ситуации противоборства между католицизмом и православием. Ни в католичестве, ни в православии, ни на униатском поле ему места не было. Хотя созвучные протестантам мысли можно найти в работах православных полемистов Х. Филалета, Г. Смотрицкого, Клирика Острожского, И. Вишенского [129] [130].

Польские ариане, по мнению Скарги, были для католиков более врагами, нежели иудеи, — последние хотя бы, не принимая христианства, не являлись клятвопреступниками [131].

Российские и советские беларуские историки рассматривали деятельность ордена иезуитов в Великом княжестве Литовском исключительно как негативную, считая, что иезуиты внедряли польскую культуру и религию, отчуждали в собственность своих монастырей беларуские земли и Т. д. Кроме того, полагали они, Великое княжество Литовское являлось плацдармом к католической экспансии в московские земли. Последнее утверждение не лишено оснований. Папский посол Антоний Поссевино в книге «Московия» писал: «Уния, а за нею святое вероисповедание католическое придут на Восток из Львова и Луцка, из Вильны и Полоцка» [132].

С сарказмом писал о контрреформации Н. Я. Данилевский: «…кому случалось видеть отвратительное, но любопытное зрелище драки между большими ядовитыми пауками, называемыми фалангами, тот, конечно, замечал, как нередко это злобное животное, пожирая с яростью одного из своих противников, не ощущает, что другой отъел уже у него зад. Не представляют ли эти фаланги истинную эмблему шляхетско-иезуитской Польши — её символ, герб, выражающий её государственный характер гораздо вернее, чем одноглавый орел?» [133].

В отличие от Западной Европы, в Великом княжестве Литовском не было святой инквизиции. Хотя протестантские книги сжигались. Виленский бискуп Юрий Радзивилл в 1581 году, например, отнял у протестантов и православных на Волыни типографии и книжные лавки, велев сжечь изданные книги. В 1599 году 168 протестантов и православных собрались в Вильне и подписали соглашение о взаимопомощи. Со стороны протестантов выступал князь Крыштоф Радзивилл, со стороны православных ― князь Константин Острожский. Но подпись под документами Синода поставили только протестанты. Никакого итога эта встреча не дала, тем не менее, стала своеобразным символом попытки диалога двух церквей [134] [135].

Нередки были и погромы протестантских церквей и школ. После преследований светскими и духовными католическими властями кальвинисты в 1639 году покинули Вильно. В 1668 году вышел закон, по которому всякий, отошедший от католичества, изгонялся из страны и лишался имущества. Казимира Лыщинского вообще казнили как еретика.

Согласно Уложению 1733 года протестанты и православные не могли быть депутатами вального сейма и судьями Главного трибунала. Их права уравнивались с правами евреев. Протестантские священники могли совершать крещение, похороны только с разрешения ксёндза за плату. Умерших разрешалось хоронить ночью. Детей от смешанных браков записывали, не спрашивая родителей, в католичество [136].

Польский писатель Станислав Сташиц нарисовал впечатляющую картину жизни крестьянина Великого княжества Литовского в результате воцарения Католической церкви: «Я вижу миллионы творений, из которых одни ходят полунагими, другие покрываются шкурой или сермягой; все они высохшие, обнищавшие, обросшие волосами… Наружность их с первого взгляда выказывает больше сходства со зверем, чем с человеком… пища их — хлеб из непросеянной муки… А в течение четверти года — одна мякина… Жилищами им служат ямы или немого возвышающиеся над землёй шалаши. В этой смрадной и дымной темнице хозяин, утомлённый дневной работой, отдыхает на гнилой подстилке, рядом с ним спят нагишом малые дети…» [137].

Просветительская деятельность иезуитов и членов других католических орденов в советских исследованиях не рассматривалась [138] [139]. Достаточно выразительно звучит название диссертации Т. Б. Блиновой ― «Орден иезуитов в Белоруссии ― крупный вотчинник и эксплуататор народных масс» (1979). В 1990-х гг. стали появляться отдельные статьи в белорусских, украинских и литовских изданиях об иезуитах ― деятелях в области литературы и искусства, книгоиздания и просвещения, архитектуры. Со временем начинает более-менее детально анализироваться тема культурно-просветительской работы иезуитов. Более остальных об этом написала минский профессор Т. Паликовская [140] [141] [142] [143] [144] [145]. Однако история культурно-научно-просветительской деятельности иезуитов не стала предметом обширного исследования в белорусской и литовской науке.

В первой половине XVII века в Великом княжестве Литовском на белорусских землях было 53 католических монастыря, во второй половине их насчитывалось около 50 [146] [147]. В 1772 году, например, в Великом княжестве Литовском существовало 27 монашеских католических орденов (19 мужских и 8 женских), имеющих монастыри. В конце XVIII века около 15% жителей белорусско-литовских земель были католиками и 80 % — униатами [148].

В середине XVI века виленское католическое епископство владело 300 деревнями и 16 местечками с 6 тысячами крестьянских дымов (около 40 тысяч крепостных), в XVIII веке — 600 деревнями. Всего в Великом княжестве Литовском в конце XVIII века Католической церкви принадлежали 60,6 тысяч крестьянских дымов [149]. Во второй половине XVII века от протестантизма в Великом княжестве Литовском ничего не осталось, влиятельные и богатые магнаты, шляхта и горожане перешли в католичество [150] [151] [152].

Примечания 

  1. Иероним Пражский в Витебске. Белорусская Православная церковь. Витебская епархия.
  2. Лаврентий из БржезовойГуситская хроника. Средневековые источники Востока и Запада.
  3. Кретинин Г. В., Брюшинкин В. Н., Гальцов В. Н.Прусское герцогство. Правление Альбрехта Бранденбургского. — Очерки Истории Восточной Пруссии. — Калининград: ФГУИПП «Янтарный сказ», 2002. — ISBN 5-7406-0502-4.
  4. Плисс В. И. Исторический очерк проникновения и распространения реформации в Литве и Западной Руси// Христианское чтение. — СПб., 1914. — №2. — С. 199-234.
  5. John Łaski // Catholic Encyclopedia. — New York: Robert Appleton Company, 1913.
  6. Митрополит Макарий (Булгаков). История Западнорусской или Литовской митрополии. 1458-1596 //История Русской церкви. — СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1857-1883. — Т. 9.
  7. Митрополит Макарий (Булгаков). История Западнорусской или Литовской митрополии. 1458-1596 //История Русской церкви. — СПб., 1879. — Т. 9. — С. 312.
  8. Julian Bukowski.Dzieje Reformacii w Polsce. — Krakow: KAKŁADEM ACTOBA, 1883.
  9. Предпосылки Реформации в Великом княжестве Литовском.
  10. Золотой век Беларуси.
  11. Акинчиц СТ. Горад, дзе захавалася традыцыя// Спадчына. — 2003. —№1. — С. 52-56.
  12. Подокшин С. А.Реформация и общественная мысль Белоруссии и Литвы: (Вторая половина XVI — начало XVII в.) / АН БССР, Ин-т философии и права. — Мн.: Наука и техника, 1970. — 222 с.
  13. Hans-Christian Dietrich.«Auf dem Weg zur Glaubenseinheit…»: Reformationsgeschichte Weißrusslands. — Erlangen: Martin-Luther-Verlag, 2006. — 430 с. — ISBN 9783875131505.
  14. Галина Улитёнок. В писках утраченного// Беларусь сегодня.
  15. Алексей Хотеев. Концепция «золотого века» и Реформация в Беларуси// Сектоведение Сборник статей. — Жировичи, 2011. — Вып. 1. — С. 51-64.
  16. Из истории церквей Христиан Веры Евангельской в Брестской области. Церковь христиан веры Евангельской.
  17. Розенблант Е. С., Войгитако Р.К истории голландских поселений на Брестчине.
  18. Людмила Иванова.З гісторыі Менскага кальвінскага збору. Научная онлайн библиотека Portalus.ru.
  19. Ludwig Rhesa.Lietuvių kalbos seminaro istorija. Iš vokiečių kalbos vertė Liucija Citavičiūtė / Lietuvių literatūros ir tautosakos institutas. — Вильнюс, 2003. — ISBN 9955-475-36-6.
  20. История Кёнигсбергского университета.
  21. Рапалёнис.Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  22. Vilnius school of Abraomas Kulvietis // A short history of Vilnius University. — Vilnius: Mokslas Publishers, 1979. —С. 12.
  23. Vaclovas Biržiška. Abraham Kulvietis, The First Lithuanian Humanist // Contributions of Baltic University Pinneberg. — 1947. —Вып. 47.
  24. Die Kirche in Klein-Litauen. Das litauische Siedlungsgebiet in Ostpreussen; Angaben zur Bevölkerungsstatistik.
  25. Albertas Juška.Mažosios Lietuvos Bažnyčia XVI—XX amžiuje. — Klaipėda: Mažosios Lietuvos Fondas, 1997. — С. 742-771. — 782 с.
  26. Адам Киркор.Историко-статистические очерки города Вильно.
  27. Ochmanski J.Biskupstvo wilenskie w sredniowieczu. — Poznan: Ossolineum, 1972.
  28. Флавиан Добрянский.Старая и новая Вильня.
  29. Kosman M. Konflikty wyznaniowe w Wilnie (Schyłek XVI—XVII w.) // Kwartalnik Historyczny. — Poznan, 1972. —С. 3-19.
  30. Reformations in Eastern Europe.
  31. В. Плисс. Исторический очерк…
  32. Kosman M.Reformacja i Kontrreformacja w Wielkim ksiestwie Litewskim w swietle propogandy wyznaniowej. — Wroclaw: Ossolineum, 1973. — С. 17. — 275 с.
  33. БункевичН. С. КвопросуоразвитиииособенностяхлютеранствавБеларуси//НацыянальнаяакадэміянавукБеларусі, Дзяржаўнаянавуковаяўстанова «Інстытутмастацтвазнаўства, этнаграфіііфальклоруімяК. Крапівы»Пытаннімастацтвазнаўства, этналогіііфалькларыстыкі: [зборнікартыкулаў]. —Мн. — Вып. 9. — С. 251-258.
  34. Милтон Рудник.История лютеранства. Библиотека «Славянское лютеранство».
  35. lt. Parapijos istorija. Kauno paparija.
  36. ПодокшинС. А. ГусізміграмадскірухБеларусііЛітвы XV—XVII сТ. // 450 годбеларускагакнігадрукавання. —Мн., 1967.
  37. Реформация в Прибалтике. Лютеранская Реформация.
  38. Merczyng H.Zbory i senatorowie protestanccy w dawnej Rzeczypospolitej. — Warszawa: UW, 1904. — 140 с.
  39. Иерархия литургических церквей. Евангелическая лютеранская церковь Литвы.
  40. Жан Кальвин о церкви. Кальвiнскi збор.
  41. Адам Киркор.Историко-статистические очерки города Вильно. — Wilno: Wydanie kommisji archeologicznej Wileńskiej, 1858. — С. 17-44.
  42. Николаев С.Католицизм и протестантизм на Белой Руси. Materik. Институт стран СНГ.
  43. Андрей Радоман.Виленский земский привилей 1565 года великого князя Сигизмунда Августа.
  44. Tazbir J.Reformacja a problem chlopski w Polsce XVI wieku. — Wroclaw: Zakł. im. Ossolińskich, 1953. — С. 12. — 142 с.
  45. Карташёв А. В.Очерки по истории русской церкви: В 2-х тт. — М.: Терра, 1992. — Т. 1. — С. 582-609.
  46. Говорский К.О введении, распространении и судьбе кальвинизма в Белоруссии // Вестник Юго-Западной и Западной России. — 1864. — № 4. —С. 19-28.
  47. Алексей Хотеев.Реформация в Беларуси XVI в. и неохаризматические чаяния. Московский патриархаТ. Белорусская Православная церковь.
  48. Евангелическо-реформатская церковь Литвы.
  49. Мандат на збор в Витебске дня 14 июля 1562 года.
  50. Łukaszewicz J.Dzieje kościołów wyznania helweckiego w Litwie. — Poznań: Drukarnia Oredownika na Garbarach, 1842—1843. — Т. 1-2.
  51. Jarmiński L. Bez użycіa sіły: Dzіałalność polіtyczna protestantów w Rzeczypospolіtej u schyłku XVІ wіeku. — Warszawa: Semper, 1992. — 269 с. — ISBN 83-900523-6-9.
  52. Грицкевич А. П.Дзейнасьць Віленскага сыноду рэфармацкіх грамадаў у Вялікім Княстве Літоўскім.
  53. Габрусь Т. В. Помнікі пратэстанцкага храмабудаўніцтва Беларусі// Спадчына. — Мн., 2003. — № 1.
  54. Протестантские школы.
  55. М. Н. Ariane polscy i Dymitr Samozwaniec // Przeglad Historyczny. — 1907. —№4.
  56. Кириченко Е. В., Кочетов Д. Б.Гощанский монастырь. Православная энциклопедия.
  57. Викторовский П. Г. Западнорусские дворянские фамилии, отпавшие от православия в конце ХVI и XVII вв // Труды Киевской Духовной академии. —К., 1908. —Вып. 1.
  58. Грыцкевіч А.Пацы // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.:БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 422. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  59. Криштапович Л. Е. «Апокрисис» Христофора Филалета и «Берестейский собор» Петра Скарги// Беларусь как русская сятыня. — Белгород: НИИ Бел ГУ, 2012. — ISBN 978-5-9571-0504-6.
  60. Украинское лютеранство.
  61. Задорожна О. Ф. Протестанти з роду Горностаїв// Наукові записки Киево-Могилянской академии. Історичні науки. Частина 1. — К., 2002. — Т. 20. — С. 64.
  62. Любащенко В. И.Історія протестантизму в Україні. Курс лекций / НАН України, Інститут філософії ім. Г. Сковороди. Відділення релігієзнавства. — К., 1998. — 383 с. —ISBN 5-7707-0617-1.
  63. Иерей Алексей Хотеев. Концепция «золотого века» и реформация в Беларуси // Сектоведение: альманах. — Мн.: Минская духовная академия имени святителя Кирилла Туровского, 2011. — Вып. 1. — С. 51-64.
  64. Архив Юго-Западной России Ч. 1.. Электронная библиотека ГПИБ России.
  65. Беднов В. А.Православие в Литве и Польше при короле Сигизмунде II Августе // Православная Церковь в Польше и Литве. — Мн.: Лучи Софии, 2003.
  66. Kognowicki K.Zywot Lwa Sapiehy. — Sanok: Wyd. J. Turowskiego, 1855. — 285 с.
  67. Владимир Сиротенко.Сказ о двух титанах. Pereplet.ru.
  68. Демьянович А. П. Иезуиты в Западной России в 1569—1772 гг // Журнал Министерства Народного просвещения. —СПб., 1871. — №12. —С. 158.
  69. Halecki O.Zgoda sandomierska 1570 r. — Krakow: Gebethner i Wolff, 1915. — 422 с.
  70. Livonia, and Courland|work The Reformation.
  71. Алексей Хотеев.Церковная история в школьном курсе истории Беларуси.
  72. Коялович М. О. Об отношениях западнорусских православных к литовским протестантам во времена унии // Христианское чтение. — 1860. —Вып. 10. —С. 243, 244.
  73. Беднов В. А.Борьба за права диссидентов после смерти Сигизмунда II. Варшавская конфедерация 1573. Глава I: От Казимира Великого до Сигизмунда III // Православная Церковь в Польше и Литве. — Мн.: Лучи Софии, 2003.
  74. Михалон Литвин.О нравах татар, литовцев и москвитян.
  75. Mathias Bersohn.Słownik biograficzny uczonych Żydów Polskich XVI, XVII i XVIII wieku. — Warszawa: Wydawnictwa Artystyczne i Filmowe, 1989. — 81 с.
  76. Виктория Мочалова.Иудеи между католиками и протестантами в Польше XVI—XVII вв.
  77. Криштапович Л. Е. Цивилизационное противоборство в Беларуси накануне церковной унии 1596 года // Беларусь: государство, религия, общество: материалы Международной научно-практической конференции. — Минск―Жировичи, 2008. —С. 115-118.
  78. Любович Н. Н.Начало католической реакции и упадок реформации в Польше. — Варшава: Типография К. Ковалевского, 1890. — 116 с.
  79. Беларусь в составе Российской империи.
  80. Статья «Антитринитарии» на сайте Православной энциклопедии.
  81. Antonio Rotondo.Giovanni Giorgo Blandrata.
  82. Франциск Станкар.
  83. Francesco Stancaro.
  84. Пётр з Ганязі //Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.:БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 430. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  85. Петр из Гонёндза // Религия: Энциклопедия. —Мн.: Книжный Дом, 2007.
  86. Польские братья. За что их преследовали?. Онлайн библиотека Сторожевой башни.
  87. Tazbir J.Bracia Polscy na wygnaniu. Studia z dziejow emigracji arianskie. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1977. — 280 с. — ISBN 300-052469.
  88. ШаўцоўЮ. ПратэстанцкімэсіянізмЯнаКішкі// Спадчына. — Мн., 1995. — №3. — С. 211-248.
  89. Зимин А. А.«Рабье учение» Феодосия Косого // И. С. Пересветов и его современники. Очерки по истории русской. — М.: Изд-во АН СССР, 1958. —С. 498.
  90. ПСРЛ, 13, 353-359.
  91. Курбский А. М.Сочинения князя Курбского. РИБ., Т. XXXI. ― СПб., 1914
  92. Казакова Н. А.Артемий ― игумен Троице-Сергиева монастыря. Электронные публикация Ин-та русской литературы РАН (Пушкинский Дом).
  93. Зайцев Д. Старец Артемий в России и Беларуси (эволюция культурологических и религиозно-философских воззрений)// VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. — Мн.: Московский патриархаТ. Белорусская Православная церковь, 2001.
  94. Липинський В. К.Аріянський соймик в Киселині на Волині в маю 1638 р. (Причинок до історії аріянства на Україні) // Наукове товариство ім. Т.Шевченка. — 1910. — Т. 96. — С. 47.
  95. Tazbir J. Antytrynitaryzm na ziemiach ukraiñskich w XVI wieku //Historia of the Seventh International Congress of SlavistsZ Polskich Studiów Slawistycznych. — Warszawa, 1973. — С. 91-120.
  96. Фотинский О. А. Социнианское движение на Волыни в XVI—XVII в // Волынские епархиальные ведомости. — 1894. —№ 25. — С. 709—717.
  97. Любащенко В. И.История протестантизма в Украине. Реформационное движение. — К., 1996. — 286 с.
  98. Становление книгопечатания на территории Беларуси. Министерство образования Республики Беларусь.
  99. Drukarze dawnej Polski: od XV do XVIII wieku : praca zbiorowa. — Wrocław-Kraków: Zakład Narodowy im. Ossolińskich, 1983. — Т. T. 1. Małopolska. Cz. 1, Wiek XV-XVI.
  100. Брестская Библия.
  101. Topolska M. Książka na Litwie i Białorusi w latach 1553—1660 (Analiza statysticzna) // Odrodzenie i reformacja w Polsce. — Wrosław-Warszawa-Krakow, 1976. —Т. XXI.
  102. Ластоўскі В.Гісторыя беларускай (крыўскай) кнігі : факсімільнае выданне. — Мн.: Мастацкая літаратура, 2012. — С. 137. — 814 с. —ISBN 978-985-02-1383-9.
  103. Людмила Иванова. З гісторыі рэфармацыйнага кнігадрукаваньня ў Беларусі (другая палова XVI — першая палова XVII ст.).
  104. Книгоиздательская деятельность Симона Будного. Публичная историческая библиотека.
  105. Rafal Piotr Szymanski.Biblia Nieświeska.
  106. Мочалова В. В. Иудео-христианский диалог в польско-литовском государстве XVI века// Белорусско-еврейский диалог в контексте мировой культуры: Материалы I Международной конференции. — Мн.: БГУ, 2011. —С. 28. — ISBN 978-985-518-602-2.
  107. Лабынцев Ю. А. Описание изданий несвижской типографии и типографии Василия Тяпинского// Описание старопечатных изданий кирилловского шрифта. — М.: Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина, 1985. — Вып. 15.
  108. 400 лет русского книгопечатания. Русское книгопечатание до 1917 года/ Академия наук СССР, отделение истории. — М.: Наука, 1964. — Т. 1. — 664 с. — 6000 экз.
  109. Пересопницкое Евангелие. Электронная библиотека Украины.
  110. Jan Karcan.Slovnik polszczyzny XVI wieku. Institut Badan Literackich Polskiej Akademii Nauk.
  111. Подокшин С. А. Философско-этические опыты Беняша Будного //АН БССР, Ин-т философии и права Идеи гуманизма в общественно-политической и философской мысли Белоруссии. — Мн.: Наука и техника, 1977.
  112. Николаев С. И.Из истории русских изданий «Апофегм» Беняша Будного. Древнерусская литература. Пушкинский Дом.
  113. Мержинский А. Ф. Ян Ласицкийи его сочинение: De Diis Samogitarum // Труды Третьего археологического съезда в России. — К., 1878. — Т. 2.
  114. Нікалаеў М. В.Кніжная культура Вялікага Княства Літоўскага // Гісторыя беларускай кнігі : у 2 Т. — Мн.: Беларуская Энцыклапедыя iмя П. Броўкі, 2009. — Т. 1. — С. 176-179. — 424 с. — ISBN 978-985-11-0599-.
  115. Найдены несколько версий Любчанского канционала.
  116. Merczyng H.Mikołaj Krysztof Radziwiłł Sierotka i jego przyjęcie katolicyzmu w r. 1567: przyczynek do dziejów Reformacyi w Polsce. — Warszawa: Wł. Łazarski, 1911.
  117. Большой замок маленькой Любчи.
  118. Филиппсон М. Религиозная контрреволюция в XVI веке. Общество иезуитов/ Академия фундаментальных исследований: история: АФИ, История. — М.: Либроком, 2011. — 203 с. — ISBN 978-5-397-01937-8.
  119. Katiliene Irena. Vilniaus jėzuitų kolegijos dienoraštis, 1710—1723 metai Diarium Collegij Societatis Iesu ab anno 1710 ad anni 1723 septembrem exclusive. — Vilnius: Baltos lankos, 2004. — 680 с. — 1500 экз. —ISBN 9955-584-54-8.
  120. Piechnik L. Dzieje Akademii Wilenskiej. Poczatki Akademii Wilenskiej 1570—1599. — Rzym, 1984. — Т. 1.
  121. Морозова С. В. Валериан Протасевич// Рэлігія і царква на Беларусі: Энцыкл. даведнік. — Мн.: БелЭн, 2001. — ISBN 985-11-0220-2.
  122. Lulewicz H. Protasewicz Walerian // Polski słownik biograficzny. — Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdansk-Lodz, 1984. — Т. XXVIII. — С. 517-521.
  123. Ястребов М. Иезуиты и их педагогическая деятельность в Польше и Литве // Труды Киевской Духовной академии. — К., 1869. — №2. —С. 260-294.
  124. Плохий С. Н.Папство и Украина: Политика римской курии на украинских землях в XVI—XVII вв. — К., 1989. — 223 с.
  125. Józef Łukaszewicz. Historya szkół w Koronie i Wielkim Księstwie Litewskiem od najdawniejszych czasów aż do roku 1794. — Poznań: Jan Konstanty Żupański, 1851. — 470 с.
  126. Марчик Т. П. Иезуитские коллегиумы на Витебщине // Адукацыя на Віцебшчыне: гісторыя і сучаснасць: матэрыялы рэспубліканскай навукова-практычнай канферэнцыі. — Витебск, 2010. —С. 20-23.
  127. Сапунов А. П.Заметка о коллегии и академии иезуитов в Полоцке. — Витебск: Типография Губернского правления, 1890. — 34 с.
  128. Русецкий А. В., Русецкий Ю. А. Художественная культура в деятельности иезуитско-католических учебных заведений на Подвинье, в Поозерье и Верхнем Поднепровье в XVII ― первой четверти XIX в // Ученые записки / М-во образования Республики Беларусь. — Витебск, 2007. — Вып. 6. — С. 3-32.
  129. Janusz Tazbir. Piotr Skarga: Szermierz kontrreformacji. — Warszawa: Wiedza Powszechna, 1983. — 343 с. — 10 300 экз. — ISBN 83-214-0276-3.
  130. Кароткі У. Палемічная літаратура // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. В 6 Т. — Мн., 1999. — Т. 5. —С. 383-384.
  131. Виктория Мочалова. Иудеи между католиками и протестантами в XVI-XVII вв.. Иудейско-христианские отношения.
  132. Снесаревский П. В. Миссия Поссевино в Россию // Ученые записки Калининградского государственного педагогического института. — Калининград, 1955. — Вып. 1.
  133. Данилевский Н. Я. Россия и Европа: взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к романо-германскому. — М.: Известия, 2003. — С. 55.
  134. Марозава С. Контррэфармацыя// Энцыклапедыя гісторыи Беларусі.: У 6. — Мн., 1997. — Т. 4. — С. 230-232.
  135. Федот Кудринский. Литовцы. Историческое прошлое Литвы// Виленский календарь на 1906 простой год. — Вильна: Типография «Русский Почин», 1905. — С. 92-113.
  136. Б. Личман. Общественно-политический строй Речи Посполитой.
  137. Бухарин С. Н., Ракитянская Н. М. Политико-психологический анализ феномена лимитрофизации Польши.
  138. Нарэйка Т. І. Праблемы гістарыяграфіі культурна-асветніцкай дзейнасці езуітаў на беларускіх землях// Працы гістарычнага факультэта БДУ. —Мн.: БГУ, 2007. — Вып. 2. — С. 153-157.
  139. Палікоўская Т. І. Асаблiвасцi падыходаў айчыннай гiстарыяграфii другой паловы XIX-пачатку XXI сТ. да iлюстравання адукацыйнай дзейнасцi езуітаў на Беларуси// Хрысціянства у гістарычным лёсе беларускага народа. — Гродно: ГрДУ, 2008.
  140. Палікоўская Т. І. Культурна-асветніцкая дзейнасць езуітаў на беларускіх землях у апошняй трэці ХVI ― 20-ыя гг. ХIХ сТ. (стан і праблемы айчыннай гістарыяграфіі другой паловы ХIХ ― пач. ХХI ст.): автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исТ. наук. — Мн.: БГУ, 2006. — 20 с.
  141. Палікоўская Т. I. Айчынная гістарыяграфія канца XX ― пачатку XXI сТ. гісторыі культурна-асветніцкай дзейнасці езуітаў у Беларусі // Весці Беларускага дзяржаўнага педагагічнага універсітэта імя Максіма Танка. Сер. 2. Гісторыя. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. Эканоміка. Культуралогія: Штокв. навук.-метад. Часопiс. — Мн., 2010. — №4. — С. 37-40.
  142. Палікоўская Т. I. Гісторыя развіцця асноў музычнай адукацыі езуітамі на Беларусі ў айчыннай гістарыяграфіі 90-х гг. XX сТ. ― пачатку XXI ст // Гуманитарно-экономический вестник: Научно-теоретический журнал. — Мн.: Гуманитарно-экономический ин-т, 2010. — №2. — С. 74-79.
  143. Палікоўская Т. I. Гісторыя станаўлення школьнага езуіцкага тэатра ў Беларусі ў айчыннай гістарыяграфіі 30―80-х гг. XX ст // Весці Беларускага дзяржаўнага педагагічнага універсітэта імя Максіма Танка. Сер. 2. Гісторыя. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. Эканоміка. Культуралогія: Ежемесячный научно-методический журнал. — Мн., 2010. — №2. — С. 34-37.
  144. Палікоўская Т. I. Праблема кнігавыдавецкай і бібліятэчнай дзейнасці езуітаў на беларускіх землях у айчыннай гістарыяграфіі // Весці Беларускага дзяржаўнага педагагічнага універсітэта імя Максіма Танка. Сер. 2. Гісторыя. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. Эканоміка. Культуралогія: Штокв. навук.-метад. часопiс. — Мн., 2011. — №2. — С. 41-45.
  145. Палікоўская Т. I. Наладжванне музейнай справы езуітамі на беларускіх землях у айчыннай гістрыяграфіі // Весці Беларускага дзяржаўнага педагагічнага універсітэта імя Максіма Танка. Сер. 2. Гісторыя. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. Эканоміка. Культуралогія: Штокв. навук.-метад. часопiс. — Мн.. — №4. — С. 33-36.
  146. Колосовская А. Н. Культовая архитектура ордена иезуитов на Беларуси: от барокко к классицизму // Архитектура: сборник научных трудов. — Мн.: Министерство образования Республики Беларусь, Белорусский национальный технический университет, 2012. — Вып. 5. — С. 13-21.
  147. Карнілава Л. А. Каталіцкія і манаскія ордэны на беларускіх землях ВКЛ у XIV—XVIII стст // Матэрыялы рэспубліканскай навуковай канферэнцыі 1997 г. — Гродно, 1998. — С. 12-18.
  148. Юры Туронак. Фармiраванне сеткi рыма-каталiцкiх парафiй на Беларусi у 1387—1781 гадах // Наша вера. — Мн., 1995. — №1. — С. 22-37.
  149. Католицизм // Белорусская ССР. Краткая энциклопедия. — Мн.: Белорусская советская энциклопедия, 1979. — Т. 1. — С. 286.
  150. Рымска-каталiцкая царква. Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — 684 с. —ISBN 985-11-0314-4.
  151. Пратэстанцкiя цэрквы. Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — 684 с. —ISBN 985-11-0314-4.
  152. История Костёла в Беларуси.

Список использованной литературы

  1. Беляев И. Д. Латинская церковь в северо-западном крае Руси до Брестской унии // Русский вестник. — 1870. — Т. 90, №II. — С. 5-39.
  2. Гедрайтите Г. Литовская историография изучения Великого княжества Литовского XIII-XVIII вв.: Библиографический указатель (1991-2003 гг.) // Вялікае Княства Літоўскае: гісторыя вывучэння ў 1991-2003. Матэрыялы міжнароднага круглага стала «Вялікае Княства Літоўскае: гісторыя вывучэння ў 1991-2003». — 2006. — №31.
  3. Зайцев В. К. Реформационное движение в Белоруссии и Литве (Вторая половина XVI в.) // Философия и право. Доклады II-й конференции молодых ученых АН БССР и вузов БССР. — 1968. — С. 391-403.
  4. Закжевский А. Б. Состояние и перспективы современных польских исследований по истории Великого княжества Литовского.
  5. Людмила Иванова. Рэфармацыя ў Вялікім Княстве Літоўскім (другая палова XVI — XVII ст.) у працах беларускіх і расейскіх мэдыявістаў // Реформация в Беларуси.
  6. Карев Д. Иезуиты и культура народов Великого княжества Литовского (II пол. XVI — XVIII вв.) // Наш радавод. Кн. 8: Беларусы і палякі: дыялог народаў і культур. X-XX стст.. — 1999. — Т. 4. — С. 504-512.
  7. Косман М. Кальвіністы ў культуры Вялікага Княства Літоўскага: айчынныя элементы i замежныя ўплывы // З гісторыі культуры Вялікага Княства Літоўскага. — 2010. — С. 211-225.
  8. Косман М. Рэфармацыйная i контррэфармацыйная школьная адукацыя на беларускіх землях Вялікага Княства Літоўскага // З гісторыі культуры Вялікага Княства Літоўскага. — 2010. — С. 226-251.
  9. Костомаров Н. И. О причинах и характере унии в Западной России // Записки Історичної секціі ВУАН. — 1928. — Т. 27.
  10. Любащенко В. И. Роль Реформации и ранних протестантских церквей в культурном процессе Белоруссии и Украины середины XVI — начала XVII вв. // Наш радавод. — 1992. — Т. 4. — С. 436-441.
  11. Яковенко Н. М. Українська шляхта з кінця XIV до середини XVII сТ. (Волинь і Центральна Україна). — К.: Критика, 2008. — 472 С. — ISBN 966-8978-14-5.
  12. Мысліцелі і асветнікі Беларусі. Х–ХІХ ст.: Энцыклапедычны даведнік. — Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 1995. — 672 С. — 6000 экз. — ISBN 985-11-0016-1.
  13. Рэлігія і царква на Беларусі: Энцыклапедычны даведнiк. — Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2001. — 365 С. — ISBN 985-11-0220-2.
  14. Боротьба Південно-Західної Русі і України проти експансії Ватикану та унії (Х —поч. ХVІІ ст.: Зб. док-в і мат-в). — К.: Наукова думка, 1988. — 288 с.
  15. Kolbuszewski K. Polska pismiennictwo reformacyjne na ziemiach dawnego Wielkiego Księstwa Litewskiego. — Lwów, 1935.
  16. Hartleb K. Zagadnienia Reformacji na ziemich litewskich. Problemy postulaty. — Lwow: Zakładu Narodowego imienia Ossolińskich, 1935. — 17 с.
  17. Pleckaitis R. Feodalizmo laicotarpio filosofija Lietuvoje. Filosofija Lietuvos mokyklose XVI-XVIII amziais. — Vilnius: Mintis, 1975. — 526 с.

Источник: ru.wikipedia.org

Изображение: Карта Великого княжества Литовского в XV в.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *