У Києві Урочистою академією відзначили 500-річчя Реформації (ФОТО)
31.10.2017
У Броварах відзначили День Біблії «Біблія в історії українського народу»
31.10.2017

Реформация и медицина средних веков

Одним из самых длительных периодов в истории медицины является период средневековой медицины, продолжавшийся более тысячи лет (476-1517). При анализе этого периода бросается в глаза, с одной стороны, отсутствие преемственности с античной медициной, достижения которой были почти полностью утрачены, а с другой, — практически полная статика в развитии медицинской науки в течение всего средневекового периода [13; 18]. Одновременно с этим в средневековую эпоху отмечалось необъяснимое, на первый взгляд, смешение медицинских понятий с откровенно оккультными, магическими обрядами и действиями, а университеты того времени более напоминали не храмы знаний, а капища суеверий, облеченных в докторские мантии, хотя страны Европы в тот период исповедовали христианство [9; 22, т. 4].

Примечательно, что почему-то именно движение Великой Реформации, а не какое-либо другое, кладет конец эпохе Средневековья, а вместе с ней и знаменует начало поистине революционных открытий в медицине. В советской историографии было проведено очень много прекрасных исследований по различным вопросам средневековой медицины, но объяснить этот главный феномен — ее практически полную статику, подчинение суеверным и магическим представлениям на общем фоне господствующей христианской религии, — так и не удалось [8; 9; 12]. Учитывая вышесказанное, целью нашего исследования стало изучение роли и места религиозных и философских представлений в истории средневековой медицины и влияние Реформации на эти аспекты.

Что же представляла собой медицина эпохи Средневековья, дореформационного времени?

  • Санитарно-эпидемиологическое состояние средневекового города

− Отсутствие канализационной и водопроводной системы. В отличие от городов античного мира, располагавших прекрасными водопроводными и канализационными системами, охватывавшими практически весь город, в городах эпохи Средневековья, включая и столицы государств, вообще не было данных систем. Первые водопроводы начинают строиться в Европе только в XV веке, т. е. только через тысячу лет с момента крушения античного мира [12; 21].

− Антисанитария улиц средневекового города. Средневековый город не только не имел канализационной системы, но в нем вообще не проводилась уборка мусора. Более того, отсутствовали элементарные баки для его сбора, и все помои выбрасывались прямо на улицу, на тротуар и проезжую часть. Средневековые хроники сохранили нам многочисленные документы, рассказывающие о состоянии центральных улиц самого Парижа, одного из крупнейших средневековых городов. В одном из этих документов описывается, как во второй половине XIV века на улице Святой Женевьевы мясники прямо на улицу выбрасывали потроха животных, которых забивали, отчего и на без того грязной улице воцарился полнейший смрад [21, с. 47-48]. В осенне-весенний период вследствие выпадения осадков улицы превращались в настоящие реки помоев и зловонные стоячие болота, что служило прекрасной средой для формирования очагов инфекций.

− Система сухих туалетов. Крайне неприглядной в средневековом городе была и система так называемых сухих туалетов, располагавшихся в небольших навесных башенках домов, и фекалии попадали прямо на улицу, на голову идущих прохожих. Правда, богатые дома были оснащены специальными колокольчиками, предупреждающими прохожих о выбросе очередной партии фекалий на улицу. Все это приводило не только к отсутствию эстетичного вида улиц, но способствовало развитию эпидемий и их поддержанию.

− Антисанитария средневекового дома. Средневековые дома строились без какого бы то ни было учета элементарных гигиенических норм, когда вследствие узких и кривых улиц, маленьких узких окон солнечный свет практически не поступал ни на улицы, ни в дома. Нависавшие же вторые этажи домов вообще создавали на улицах полумрак даже в ясный солнечный день. Это способствовало снижению естественного иммунитета, развитию рахита, заболеваний глаз. В средневековом доме вследствие отсутствия системы водоснабжения не только отсутствовали ванны, но и сама уборка дома, в котором, к тому же, жили часто и домашние животные, проводилась крайне редко [21, с. 231]. Дома буквально кишели насекомыми, и в первую очередь блохами [21, с. 233].

− Отсутствие элементарной личной гигиены. Обычно понятия Средневековья ассоциируются у нас с понятиями прекрасной дамы и неотразимого рыцаря. Однако действительность была совершенно иной. Дело в том, что жители Средневековья, включая и самых высокопоставленных вельмож и королей, мылись… один-два раза в год! Ни о каком утреннем умывании, чистке зубов и вовсе не было речи.

История сохранила многочисленные свидетельства того, что даже монахи в монастырях-местах наибольшего просвещения в эпоху Средневековья не только так же редко мылись, но и наказывали того, кто мылся чаще! Так, «цистерцианцы отлучали от причастия того, кто мылся без разрешения (но речь здесь шла об общественных банях, пользовавшихся дурной репутацией). Картезианцам запрещалось купаться в реках и прудах (то есть, опять-таки, публично, тогда как они имели воду в кельях). Монахам Монте-Кассино позволялось мыться только в крайних случаях, для чего требовалось разрешение генерального капитула! Пожилые монахи конгрегации Бурсфельда ходили в баню четыре раза в год, а молодые — два раза. Монахи Гирсау мылись два раза в год. В других местах мылись на Рождество, на Пасху и Пятидесятницу» [17, с. 136-137].

− Недоброкачественное питание. Средневековые рынки были лишены элементарных санитарных норм. За качеством продаваемого товара никто не следил. Мясо, овощи, фрукты продавались на грязных прилавках, а сами базары представляли собой такие же грязные и зловонные улицы, с той лишь разницей, что на базарах продавались еще и живая птица, рогатый скот, фекалии которых никто и не думал убирать. Если же учесть, что продукты практически не мылись, кулинарная обработка проводилась должным образом далеко не всегда, все это способствовало широкому распространению кишечных заболеваний и, в первую очередь, дизентерии [13, c. 223]. О качестве продаваемого товара в эпоху Средневековья и средневековых представлениях о его качестве говорит хотя бы такой факт, что вплоть до XIII века для улучшения качества пива в бочки принято было класть веревку повешенного.

− Эпидемии. Подлинным и практически постоянным бичом средневекового города были эпидемии. Две из них особо вошли в историю. Первая, так называемая, Юстинианова чума, имевшая место во времена правления в Византии Юстиниана (527-565), продолжалась почти 60 лет, унося ежедневно тысячи жизней. Вторая эпидемия чумы, имевшая место в середине XIV века, завезенная генуэзскими купцами в Европу в 1347 году, кстати, из Кафы (современной Феодосии), где она появилась во время осады города войсками золотоордынского хана Джанибека, по приказу которого умерших от чумы воинов стали через катапульты забрасывать в Кафу, привела к гибели примерно одной трети всего населения Европы! [9; 13, c. 226].

 − Детская смертность. Средневековье — это эпоха небывалого роста детской смертности. Страшная антисанитария средневековых городов и домов, отсутствие личной гигиены родителей, отсутствие гигиены при уходе за ребенком, недоброкачественное питание, гиповитаминозы, отсутствие лечения приводили к огромному проценту детской смертности или ранней инвалидизации детей [13, с. 226]. Улицы средневекового города были наполнены карликами и людьми с самыми разнообразными уродствами [13, c. 225]. Вообще Средневековье характеризуется самой краткой средней продолжительностью жизни, составляющей в среднем 30 лет [13, с. 224]. Таковы были особенности санитарно-эпидемиологического состояния европейских средневековых городов. При этом, как мы увидим далее, эти особенности санитарно-эпидемиологического состояния городов Средневековья не были случайностью, они были неотъемлемой частью господствовавшей тогда философии, которую мы рассмотрим ниже.

  • Состояние медицинской науки средневекового города

О развитии медицинской науки в период раннего средневековья говорить не приходится вовсе. Фактически ее не существовало в принципе, а вместо нее применялись народные средства, носящие в основном чисто знахарский и магический характер, в виде заклинаний и заговоров.

Принципы преподавания сводились к следующему: заучиванию наизусть трудов Аристотеля, Платона, Галена и других древних авторов; цитированию трудов древних авторов; отсутствию практических занятий и запрещения выражения личных мыслей или проведения дискуссий; строгий запрет на вскрытие тел и проведения каких-либо опытов; запрет на проведение любых хирургических вмешательств и любых медицинских манипуляций, сопровождающихся пролитием крови. Вообще стоит особо подчеркнуть, что хирургия в средние века вообще считалась не только не наукой, но относилась к уделу банщиков, цирюльников, которые в банях и проводили вправления костей и различные хирургические вмешательства, о качестве которых говорить не приходится [8].

Более того, медицинский факультет Парижского университета в 1301 году вообще открыто выразил свое крайне отрицательное отношение к хирургии, как таковой! И, как мы увидим ниже, это было отнюдь не случайностью, как и общее низкое состояние медицины в эпоху Средневековья. По верному замечанию, медицина во дни Средневековья стояла спиной к больным, которые умирали тысячами, в то время как возле их кроватей стояли тогдашние врачи и нескончаемо спорили друг с другом, используя заученные цитаты древних авторов.

  • Методы лечения средневековой медицины

Накопленный на сегодняшний день богатейший фактический материал позволяет нам выделить основные, если так можно сказать, методы лечения, применявшиеся в средневековой медицине.

− Поклонение «нужным» святым. В средние века была устойчивая вера в то, что каждый святой может помочь строго от заболевания того или иного органа. Так, к св. Агапию прибегали при заболеваниях зубов, но он не мог помочь, если человек страдал, к примеру, рахитом. Здесь нужна была уже помощь св. Обена. А вот при различных коликах надо было обратиться к св. Герману Оссерскому. При этом необходимо было положить изображение больной части тела за икону того или иного святого, и исцеление было гарантировано. К XIII веку была строго регламентирована «специализация» святых по тому или иному заболеванию. Понятно, что этими изображениями очень широко торговали храмы и монастыри, получая баснословную прибыль [16].

− Обереги и амулеты. Вторым направлением лечения в Средневековье было широчайшее использование различных амулетов и оберегов, в которые помещали частички святых, крупинки святой земли, молитвы к святым [19; 20; 22]. Для профилактики заболевания и вообще в качестве общего оберега необходимым считалось ношение нательного крестика.

− Травяные зелья. Понятие фитотерапии, используемое сегодня, весьма мало походило на средневековое лечение травами. Дело в том, что в средние века уделялось внимание не столько самой траве, как таковой, а тому, в какой языческий праздник (поскольку пришедшие им на смену христианские название нисколько не изменили ни сути, ни атрибутики праздника) она была собрана, в какое именно время дня и с какими именно заклинаниями. Над каждым из травяных сборов читалось особое заклинание [13, с. 319]. При этом чудодейственными считались не только такие травы, но и пасхальные яйца, и блины, испеченные на масленицу.

− Кровь. В Средневековье верили, что особой чудодейственной силой обладает кровь, как животных, так… и человека. И потому в огромном проценте средневековых рецептов по исцелению того или иного заболевания в их состав входила кровь. Так, кровью совы лечили бронхиальную астму. Высушенной кровью козла — камни в почках. Кровью летучей мыши лечили заболевания грудных желез у женщин. Кровью женщины, выделяющейся в период менструации, лечили болезни суставов. А купание в крови маленьких детей возвращало, как уверяли, молодость (Средневековье знает и такие страшные примеры, причем носящие далеко не единственный характер).

− Минералы и камни. Средневековая медицина широко использовала и минералы для лечения различных заболеваний [23, c. 143-144]. Так для лечения карбункулов использовали смесь вина с ржавчиной железа. Среди камней особым целительным свойством, как учила средневековая медицина, обладали камни, найденные в почках, печени, желчном пузыре убитых животных. Так, к примеру, истолченными камнями из желчного пузыря быка лечили заболевания глаз. В средневековых рецептах мы находим, к примеру, и зубы дракона, и землю с могилы повешенного, и травы, собранных с могил, но только обязательно в лунную ночь. При этом стоит отметить, что подобные назначения выписывали выпускники тогдашних медицинских факультетов университетов. Особую целительную силу приписывали и перстням. И, конечно же, панацея от всех болезней приписывалась «философскому камню», могущему не только превращать любой металл в золото, но и исцелять от всех недугов и даже возвращать молодость [23, с. 144-147].

− Данные астрологии. Если современные врачи при постановке диагноза ориентируются на данные жалоб больного, данные анамнеза болезни и жизни, данные объективного и дополнительных методов исследования, то для средневекового врача были интересны в первую очередь данные астрологии. Когда и при каком стечении звезд родился больной, какое стечение звезд было при начале его болезни, как расположение звезд связано с изменением клиники его заболевания. На основании этого выставлялся диагноз, и назначалось лечение наподобие того, что было описано выше. В тесной связи с этим была и вера в силу чисел, каждому из которых приписывалось особое значение [13, с. 310-311].

Более того, даже появление эпидемий связывалось, в первую очередь, с изменением положения звезд на небе. Так, к примеру, старое название гриппа — инфлюэнца — происходит от лат. influere, т. е. проникать. Это был классический астрологический термин, обозначающий проникновение небесных светил в земную жизнь.

  • Причины формирования особенностей средневековой медицины

Что же обуславливало то, что на протяжении тысячи лет средневековые города пребывали просто в ужасающем санитарно-эпидемиологическом состоянии, почему отсутствовала личная гигиена, почему совершенно не развивалась медицинская наука, пребывая в оковах грубейших суеверий, магии и темноты, ведь были же великие умы? Почему же их начинания не получали никакого продолжения, да и они сами порой уходили в то же невежество, что и остальные; почему, наконец, медицина в Европе начинает бурно развиваться с XVI столетия, причем не во всей Европе, а именно в Северной (Германия, Англия, Швеция, Дания)?

Почему медицина Италии и Испании, несмотря на наличие прекрасных ученых, дольше всего остается на позициях средневековых взглядов на болезнь? Кстати, и костры инквизиции именно только в Испании продолжали гореть еще в первой трети XIX века! [14; 15]

При исследовании этих важных вопросов мы подходим к тому, что формировало базу средневекового миропознания, представлений, философии, что управляло умами людей долгие столетия, направляя и руководя всеми сторонами жизнедеятельности человека, а именно — средневековой церкви. Именно учения средневековой государственной церкви легли в основу тогдашней медицины, определив ее ведущие понятия, сформировав схоластику и на основе средневековых учений и догматов выработав принципы гигиены и лечения. Итак, какие же церковные учения сформировали средневековую медицину?

− Средневековая медицина и учение средневековой церкви о болезни

Средневековая церковь связывала причины появления болезней с тремя основными факторами.

Первое — болезнь как наказание Бога за грехи людей. Проповедуя о немилосердном суровом Боге, церковь учила, что за любую малейшую провинность Господь посылает на людей различные наказания и, в первую очередь, болезни. Но так как Господь суров и всегда карает грешника, то обращаться за прощением и помощью к Нему напрямую нельзя. Для этого нужно, чтобы за человека кто-то походатайствовал перед Богом. И это могут быть только, безусловно, святые. Но к тем, в свою очередь, чтобы добиться их лучшего расположения, необходимо обращаться при помощи священников, молитвы которых святые, якобы, услышат быстрее. А для оказания почтения и уважения к церкви надо сделать ей приношение [5; 16; 20]. Таким образом, для излечения болезни необходимо приносить дары в церковь, просить заступничества священников, молиться святым и совершать паломничества к их мощам, обладающим, якобы чудодейственной силой. Отсюда происходят рассмотренные нами выше принципы лечения с помощью мощей святых, амулетов, талисманов [20, т. 1, с. 333-334].

Второе — болезнь как одержимость злыми силами. Ведущий богослов средневековой церкви Фома Аквинский прямо писал «о сожительстве людей с бесами как о реальности, а также утверждал, будто старухи взглядом могут передать молодым некое злое влияние» [22, т. 6, с. 329]. Следствием этого было то, что, во-первых, психически больных людей объявляли одержимыми и сжигали на костре или подвергали тюремному заключению, где эти несчастные погибали, или оставляли в качестве предметов развлечений при дворах вельмож. Во-вторых, многие нервные заболевания, сопровождаемые различными тиками, так же объявлялись признаками одержимости и требовали изгнания бесов из этих людей. В-третьих, малейшее необычное течение заболевания у женщины объявлялось следствием ее связи с бесами и несчастную объявляли ведьмой, подлежащей сожжению на костре [22, т. 6, с. 333].

Третье — болезнь как следствие неблагоприятного расположения звезд, сглаза, родовых проклятий. Вследствие того, что со времен императора Константина Великого в учение Западной церкви вошло много языческих верований [4; 16, т. 1, с. 300], астрология заняла свое видное место и в эпоху Средневековья. И, как в языческие времена, болезнь стали связывать с неблагоприятным расположением звезд и проклятиями. Таким образом, для их лечения прописывались самые настоящие магические рецепты с применением зубов дракона, толченых крыльев летучей мыши, плесени, взятой с погребальных плит, и воды, забранной в лунную ночь.

− Средневековая медицина и учение средневековой церкви об образовании. Как известно, удерживать в повиновении лучше всего темных и безграмотных людей. Хорошо понимала это и средневековая государственная церковь, являвшаяся самым крупным феодалом, владеющим около одной трети всех обрабатываемых земель Европы. И потому для удержания этого своего положения она, с одной стороны, сеяла в умах людей самые дикие религиозные суеверия, а с другой — всячески боролась с любым образованием и просвещением. Мы не найдем за всю историю человечества более темного времени, чем Средневековье. Как отмечал крупнейший историк Средневековья, профессор Филипп Шафф: «средние века» и «темные века» — термины-синонимы» [22, т. 4, с. 372].

При этом библиотеки при монастырях — самых больших их хранилищах — насчитывали не более всего шести-двенадцати книг [22, т. 4, с. 373]. Университеты средневековой Европы являли собой скорее не центры знаний, а рассадники суеверий. И чем больше церковь контролировала тот или иной университет, тем это было сильнее выражено. Основой средневековой науки была схоластика, что, безусловно, оказало кардинальную роль и на развитие науки, а точнее, на ее торможение и даже запрет. Представители схоластики, будучи богословами, собрали и систематизировали все известные до них как научные, так и богословские исследования, объединив их в единую систему с единственной целью: оставить это незыблемым на все последующие времена [22, т. 5, с. 361]. Целью схоластов было, с одной стороны, примирить догматы церкви и разум, а с другой — систематизировать церковные догматы в единую систему. Таким образом, сама возможность появления чего-то нового исключалась в принципе. Церковь открыто объявляла любые научные или технические новшества грехом [13, с. 303]. Более того, изобретать, что-либо новое считалось безнравственым [13, с. 303].

Религиозное невежество Средневековья делало невозможным и развитие анатомии как фундамента всей медицинской науки. Врачей, занимавшихся вскрытием умерших, объявляли чародеями и уничтожали. Хирургия, как мы указывали выше, вообще не считалась наукой и заслуживала полного презрения. Любые попытки развития экспериментальной медицины также приравнивались к оккультной практике [8].

− Средневековая медицина и средневековое учение церкви о святых. Величественное снаружи здание средневековой церкви зиждилось на бесчисленном числе святых, требующих поклонения. «В долгий тысячедвухсотлетний период времени, протекавший с воцарения Константина до Реформации Лютера, поклонение святым и мощам исказило чистую и цельную простоту христианской религии. Духовенство знало по опыту, что мощи святых были более ценны, чем золото и драгоценные камни, поэтому оно старалось размножать эти церковные сокровища [12, c. 616-617]. «Без всякого уважения к правде или правдоподобию оно стало придумывать имена для скелетов и подвиги для имен [16, т. 1, с. 410]. Это учение средневековой церкви о святых привело, как мы видели выше, к представлениям средневековой медицины о целительной силе мощей, амулетов, талисманов и т. д.

− Средневековая медицина и учение средневековой церкви о душе. Одним из центральных учений, не имеющих места ни в Библии, ни в апостольский период церкви, разработанных в эпоху Средневековья, было учение о бессмертии души [19; 22]. Само понятие бессмертия души было сильно развито во многих языческих верованиях, и особенно в греческой философии, последователи которой хотели научить людей не бояться смерти, которую они называли «роковым ударом, прекращающим нашу жизнь и избавляющим нас от житейских невзгод» [6, т. 2, с. 30-31]. Исходя из этого учения, церковь вывела, что для победы над грехом, освобождения души необходимо умертвить плоть, выказывая ей всяческое пренебрежение.

Исходя из этих же положений о необходимости победы над плотью, население средневековой Европы принимало ванны нередко всего два раза в год, считая, по наущению церкви, что забота о чистоте тела является угождением плоти, а это являлось грехом. Монастыри прямо говорили о том, что отсутствие заботы о состоянии тела с одной стороны умерщвляет греховную плоть, а с другой — рассматривали нечистоту и связанные с ней страшный дискомфорт и заболевания как испытания.

Следствием этого намеренного средневекового отношения к нечистоте и попранию элементарных гигиенических норм была и рассмотренная нами выше страшная антисанитария домов и улиц средневекового города. Одновременно с этим, исходя из созданного ею учения о бессмертии души, средневековая церковь объявила кровь вместилищем души, и потому любое ее пролитие, хотя бы и в медицинских целях, во время операции, объявлялось греховным, отсюда возник запрет на развитие хирургии. Вместе с тем, вследствие развития языческих представлений и учений о бессмертии души, проникло в церковь и языческое учение о том, что, употребляя кровь животных или людей, человек, якобы, получает их силу. Поэтому в средневековых рецептах, как мы видели выше, кровь различных животных входит в компонент «лекарственных» препаратов.

Реформация и развитие медицины

Таким образом, медицина в эпоху Средневековья зависела практически полностью от государственной церкви и ее догматов, базируясь с одной стороны на схоластическом учении, отвергавшим в принципе любые научные открытия, противопоставлении веры и науки, а с другой на небиблейских учениях о бессмертии души, вере в святых, что делало ее развитие невозможным в принципе. Вытекающие отсюда методы лечения, применяемые средневековой медициной, базировались на грубых суевериях, сводившихся к вере в целительную силу амулетов и талисманов; приписывании влияния на здоровье человека расположения звезд; роли заговоров и целебной силе растертых камней и минералов. Исходом этого было ужасающее санитарно-эпидемиологическое состояние средневековых городов с отсутствием системы канализации и водоснабжения; полной антисанитарией, как города в целом, так и отдельных домов; отсутствием элементарных правил личной гигиены; высоким процентом детской смертности и почти не прекращающимися эпидемиями инфекционных заболеваний и массовыми психозами.

Великая Реформация, выступив против небиблейских учений о спасении делами, бессмертии души, необходимости всячески умерщвлять плоть, вере в силу талисманов и оберегов, освободила медицину от пут суеверия и оккультизма, дав возможность ее научному развитию на евангельских принципах добра и милосердия. Реформация, выступив против схоластики, показала, что наука не противоречит вере, и провозгласила равенство всех людей перед Богом вне зависимости от их национального, полового, расового и социального происхождения и, следовательно, оказание им равной медицинской помощи.

Принятие учения Реформации народами Западной, Центральной и Северной Европы привело к крушению феодальных отношений, краху схоластики, развитию свободы совести и свободы слова, небывалому расцвету экономики и науки, ознаменованием подлинного появлением медицинской науки. И на сегодняшний день страны принявшие Реформацию, такие как Швеция. Норвегия, Дания, Германия, Швейцария, Великобритания, США, Канада, Австралия, являются передовыми странами мира в области социальных стандартов и развития медицинской науки и практики.

От редакции

Фоном к этому исследованию является оценка состояния средневековой медицины, данная автором в недавно вышедшей книге «История Древней и Средневековой медицины» [24]. В монографии на основании комплексных исследований как источников, так и работ отечественных и зарубежных ученых в области истории медицины, всемирной истории, философии археологии и религиоведения представлена история древней и средневековой медицины. Монография может быть рекомендована студентам медицинских и гуманитарных вузов, их преподавателям и всем, интересующимся медициной и историей.

Содержание

Часть I. Медицина Древней Месопотамии

Часть II. Медицина Древнего Египта

Часть III. Медицина Древнего Китая

Часть IV. Медицина Древней Индии

Часть V. Медицина Древнего Израиля

Часть VI. Медицина Древней Греции

Часть VII. Медицина Древнего Рима

Часть VIII. Медицина Византии

Часть IX. Медицина Древнего Тибета

Часть X. Арабская медицина

Часть XI. Средневековая западноевропейская медицина

Литература

  1. Антонетти П. Повседневная жизнь Флоренции во времена Данте. — М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2004.
  2. Аристотель. Сочинения. В 4 т. // Под ред. В. Ф. Асмуса, З. Н. Микеладзе, И. Д. Рожанского, А. И. Доватура, Ф. Х. Кессиди. — М., 1975-1984.
  3. Вейс Г. История цивилизации. В 3 т. — М.: Эксмо-Пресс, 1998.
  4. Власов С. Константин Великий. — М.: Молодая гвардия, 2001.
  5. Гергей Е. История папства. — М.: Республика, 1996.
  6. Гиббон Э. Закат и падение Римской империи. В 7 т. — М.: Терра, 1997.
  7. Дефурно М. Повседневная жизнь Испании золотого века. — М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2004.
  8. Заблудовский П. Е., Крючок Г. Р., Кузьмин М. К., Левит М. М. История медицины. — М.: Просвещение, 1981.
  9. История средних веков. В 2 т. / Под. ред. Е. А. Косминского. — М., 1952.
  10. Клулас И. Повседневная жизнь в замках Луары в эпоху Возрождения. — М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2006.
  11. Корелин М.С. Важнейшие моменты в истории средневекового папства. — Спб.: Брокгауз-Ефрон, 1901.
  12. Лависс Э., Рамбо А. Эпоха крестовых походов. — СПб.: Полигон, АСТ, 1999.
  13. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. — М.: Прогресс, 1992.
  14. Ли Г.Ч. История инквизиции в средние века. — М., 2010.
  15. Льоренте Х. А. История испанской инквизиции. В 2 т. — М.: Ладомир, АСТ, 1999.
  16. Миллер А. История христианской церкви. В 2 т. — ФРГ, Biefild: GBV,1994.
  17. Мулен Л. Повседневная жизнь средневековых монахов. — М.: Молодая гвардия, Классик, 2002.
  18. Опарин А. А. Сардис: город золота. — Харьков: Факт, 2014.
  19. Опарин А. А. Пергам: город черного престола и белого камня. — Харьков: Факт, 2014.
  20. Робертсон Д. История христианской церкви. В 2 т. — СПб.: И-е И. Л. Тузова, 1890-1891.
  21. Ру С. Повседневная жизнь средневекового Парижа. — М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2008.
  22. Шафф Ф. История христианской церкви. В 8 т. — СПб.: Библия для всех, 2008-2010.
  23. Ютен С. Повседневная жизнь алхимиков в Средние века. — М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2005.
  24. Опарин А. А. История Древней и Средневековой медицины / А. А. Опарин. — Харьков: Факт, — 2017. 784 с.

 А. А. Опарин, профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой

Иллюстрация

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *